Аня. Пикник в клетке

Категория: Экзекуция

Встречались мы достаточно часто. Она падал все ниже, игралась все более на грани. Порка, унижение, подчинение все это стало для нее нормой. Она привыкла мешать боль с наслаждением и уже, похоже, никогда бы не согласилась на обыденный мягенький и ласковый секс.

В один прекрасный момент мы провели совместно два денька.

За городом, в особняке, на берегу озера. Коттедж сиротливо стоял в стороне. В комнате вышла малая пыточная, я привез много игрушек и устройств, плети, ремни, веревки, расширители для ее похотливой пизды и жопы, заднепроходные пробки, зажимы на соски, грузы, кучу всякого скопившегося барахла, я брал для игр, что-то она сама заказывала в вебе, докладывала мне об этом, согласовывала и умоляла позже на ней опробовать.

Эти два денька стали кусочком действительности, возможно так можно бы было жить с рабыней.

Я привез к тому же огромную клеточку, собрал ее в малеханькой комнате на входе.

Я повстречал ее у вокзала. Она была одета как я и произнес. Строго, легкий мейкап, дорогие чулки и обувь. Очень строгая, прекрасная и ухоженная сука. Я приехал пораньше, стоял чуток в стороне и лицезрел, как на нее оборачиваются, как даже подходят знакомиться, и как она переминается с ноги на ногу, ожидает. Я подошел, поглядел ей в глаза.

— Здравствуй

Лицо ее вспыхнуло, она только тихо произнесла

— Здрасти, государь

— Ты готова? Понимаешь, для чего мы едем

— Да. Пожалуйста. Я готова. Пожалуйста.

В Машине я сперва запустил ей руку под юбку, она молчала, хоть и багровела и стеснялась, понимала, что проходящие мимом могут узреть ее обнаженные ноги и мужскую руку, которая шариться у нее меж ног, но вытерпела. Она была без трусиков, гладко выбрита и текла как последняя блядь.

Я вынул руку и отдал ей облизать палец из ее пизды. Краснота ее щек могла сравниться разве что с рубиновыми звездами кремля в этот момент. Она сосала палец как хуй. Втягивала его весь. Даже прикрыла глаза.

— молодец, шлюха. Я потрепал ее по щеке, как суку. Она только покорливо опустила глаза и сжала колени.

Мы чуток отъехали за город, я свернул в лесок. Вышли из машины

Я загнул ее на капот раком. Молчком, без слов. Воткнул ей в жопу заднепроходную пробку, огромную, она их страшилась, она вопила. Стояла вот так с нагой жопой ввысь, с задранной юбкой, демонстрируя собственный анус и пизду. Я отдал ей трусики с бабочкой для клитора. Она недоуменно смотрела на меня.

Пощечина.

— Надела и не спрашивать.

Слеза покатилась по ее щеке. Еще пощечина.

Но она все сделала. Пульт от клиторальной бабочки был у меня, а в жопе у нее была заднепроходная пробка и это было забавно.

Мы ехали 40 минут, и я произвольно включал стимуляцию клитора. Она практически, что подпрыгивала от этого, вопила, извивалась, скулила.

— Владелец, хватит, пожалуйста, я больше не могу, можно я кончу, пожалуйста… Она молила, выдыхая и завывая.

— Никаких кончу, шлюха, блядь подзаборная, вытерпи шалава. И включил на максимум. Она взвыла, вжалась в сиденье.

Выключил.

Ехали, молчком, она только постанывала, взор ее затуманился и ничего не считая желания, похоти и одичавшей страсти там не было, ее можно было ебать, как угодно.

Нас приостановил гаишник, она ужаснулась, заерзала, а по ней же видно было, что блядь, что течет, и она это знала. Тот пристально смотрел на нее, спросил, отлично ли себя ощущает моя подруга.

Я усмехнулся.

— Отлично, спасибо, а будет еще лучше.

Гаишник понимающе мне кивнул, дал документы, и мы покатились далее. Бабочка снова была на максимуме, она укусила свою руку, но возбуждение не стало меньше, а только усилилось от этой боли, она уже привыкла так себя ебать с болью.

Она заорала.

Я снова приостановил машину. Вывел ее. Снова лицом в капот.

— Ах, ты сука, дрянь, шлюха потаскуха, кто для тебя кричать разрешал, а? Путана!

На ее жопу с торчащим вибратором полетела плеть. 40 ударов. Она стонала, ревела, но старалась не кричать в глас. Выходило такое мычание и вопль, как если б рот не раскрывался.

На жопе остались красноватые толстые полоски-рубцы. Жопа полыхала. Ей очевидно было очень больно. Она села в машину с вскриком, полубоком.

— больно, блядь?

— да, государь, спасибо за наказание.

Снова был включен катализатор клитора, на полную. Она снова застонала, она ерзала собственной избитой жопой, ей было больно, но клитор ее лишал рассудка, дополнительно было больно от пробки в жопе.

До места я довез ее совершенно уж в полуобморочном состоянии. Она еле шла, содрогалась, ей было неловко, но возбуждение, похоже, было за гранью.

На входе в дом она увидела собранную клеточку, собачьи миски. Застыла. Оборотилась ко мне. И глядит в глаза с страхом и покорностью.

— это для меня, Владелец?

— а ты видишь здесь еще сук?

— нет, Владелец. И глас тихий таковой, совершенно. И зарыдала.

Присела в кресло и ревет. Стою, смотрю. Притихла.

— Раздевайся и на колени, глядь. Будешь наказана.

Она стоит передо мной на коленях. Только чулки. Голова опущена. Руки за спиной. Обхожу, любуюсь рубцами на ее жопе и пояснице, торчащему в анусе расширителю.

Плеть свалилась на ее сиськи, на ее спину. Раздельно я специально попадал по соскам. Она дергалась, но молчала, только постанывала через зубы.

На соски зажимы, до упора завинтил, нацепил груз. Заорала, наклонилась вперед.

Стал бать ее в открытый рот, качая, делая сиськам больно. Я смотрел на ее слезы, на ее блядское тело.

При каждом покачивании она подвывала и ерзала. Я ебал ее все резвее, влажные глаза возбуждали.

В самом конце тормознул, хуй вынул и оставил у самых губ, она стала тянуться к нему языком, но я держал ее в миллиметре от головки, намотав волосы на кулак.

— пожалуйста, владелец, пожалуйста, я желаю вашей спермы, я спермоглотка, хуесоска, я ваша блядь, пожалуйста…

Ее губки залиты спермой, рот, щеки, она скупо слизывает, что достает.

Толкаю ее в угол. Ставлю на колени. Включаю вибратор для клитора. На полную. Она завывает.

— Нееееееееееет……… ещееееееееееееее, дааааааааааааааа, Хозяяяяяяяяяяин, пожалуйстаааааааааааа… Срывается ее глас.

Ухожу на улицу на полчаса.

Оставляю ее так. С расширителем в жопе, с полосами ударов по всему телу, со спермой на лице, с одичавшим возбуждением.

Смотрю на нее со спины, как она извивается, нежное смачное, сочное девичье тело.

И это только начало нашего двудневного пикника

P.S.

Ищу виртуальную рабыню.