Госпожа и покорный раб

Категория: Экзекуция

— Я желаю стать Вашим преданным рабом, Госпожа. Имейте меня, потому что только пожелаете. Унижайте меня, потому что только Вас будет возбуждать — залепетал мужик лет 30, обыкновенной внешности, и пал на колени.

— Раб? Мой свой раб? Хм! Мне нравится! Отлично. С этой минутки, ты человек без имени, человек, без собственного плюсы, ты просто преданный раб, слуга, игрушка для сексапильных игр, Моя! — с экстазом произнесла юная женщина, наружность которой походила на Богиню любви и страсти. Глаза её горели броским огнём влечения. Сердечко билось большущим желанием. Стан её был тонок, взор резок, но нежен. Женщина не высочайшего роста, с длинноватыми, навороченными спиралью волосами, с пухлыми вожделенными губами, которые были рождены для сладких упоительных поцелуев. Женщина, имя которой стала Госпожа. Она обошла сейчас уже ставшего её раба, оценивающе поглядела на него.

— Что ты умеешь? На что ты способен? И как неплох ты в деле? — практически шёпозже произнесла Госпожа.

— Всё что Вы только пожелаете! Я желаю быть Вашей вещью. — преданно, как собака, стоя на коленях, гласил он собственной Госпоже, не решаясь поднять глаза и поглядеть на неё.

— Я чувствую, из тебя получиться неплохой раб.

— Да, Госпожа, всё как Вы пожелаете!!! — продолжая стоять на коленях, произнес раб.

Женщина начала предвкушать всю сладость этой реальной игры, в какой она может делать и приказывать всё что угодно, и этот человек безоговорочно будет делать каждое Её желание. Её гладко выбритая киска, начала заполняться упоительной влагой. Половые губы, красноватые, как лепестки роз, стали, становится мокроватыми, от этого узкая ткань её трусиков промокла насквозь. Ей захотелось поскорей стянуть их, и остаться без их, в одной юбочке. Но потому что рядом находился практически не знакомый мужик, она передумала. Но, подумав пару секунд, в её голове родилось пару заманчивых мыслях, которые Она вожделела скорей выполнить.

— Подползай ко Мне! И стяни зубками своими Мои уже насквозь промокшие трусики. Но до того как ты это сделаешь, прими душ и почистить зубы, Я не желаю что бы ты прикасался ко Мне, собственной Госпоже, придя только с улицы. — тоном, которым только дают распоряжения, произнесла Госпожа.

НЕ прошло и 10 минут, как раб уже стоял на коленях около собственной Госпожи, и умолял продолжить. Женщина была зачарована реальной игрой, и не желала торопиться, да и не могла откладывать наслаждение на позже. Она села на край стола и развела ножки в сторону. Стремительно перебирая на коленях, раб подполз к расставленным ножкам собственного Желания. Он малость поднял юбочку ввысь, его взгляд сходу пал на чёрные трусики, маняще обтягивающие киску Госпожи. Медлительно проведя обеими руками по бёдрам девицы, тем, приподнимая юбку всё выше и выше, он наклонился над животом девицы и, припав губками к телу, целуя, облизывая, вздрагивающий живот Госпожи он тихо бурчал «Да-а-а-а, Госпожа, как сладко Ваше тело!». Его пальцы уже не способен оттягивать тот момент, когда он уже стянет эти трусики, которые были единственной преградой к Её истекающей, жаждущей ласки и внимания дырочке. Резким движением не способен ожидать он ловко порвал с боковой стороны трусики, припал губками к дырочке Госпожи.

Его член просто разрывался в брюках. Он рвался на волю. Он готов был уже кончить, но знал, что это может, не понравится его Госпоже, потому сдерживал собственный порыв. Но как это было тяжело! Нереально! Но не желание разочаровать свою Госпожу его сдерживало, оно было посильнее. Его язык ловко облизывал половые губы, глубоко проникая вовнутрь. Он лизал так, как будто это было его самое любимое занятие. Желал просочиться так глубоко, чтоб доставить больше наслаждения! Губки раба стали сладко посасывать каждую половую губку, он лаского всасывал их в собственный в рот, и когда выпускал, казалось, что он расстаётся с самым дорогим. Но он здесь же брался за другую нежную складочку юного тела и проделывал с ней тоже самое. Соки удовольствия всё текли и текли из упоительного лона девицы. Казалось, что нет удовольствия слаще. Раб упругим языком искусно, как будто дразня, провёл по твёрдому клитору девицы, доставляя Ей тем непередаваемые чувства сладострастия. Сходя с разума, от большого, разрывающего желания, раб, продолжая сосать клитор собственной Госпожи, всасывать его в себя, и сосать, сосать, как сладкую карамель, одной рукою расстегнул штаны, дрожащими руками, от переполняющего его возбуждения, которого он никогда не испытывал в собственной жизни, достал твёрдый, готовый в всякую секунду кончить, член, начал сжимать его в собственной руке. Стоя на коленях, нагнувшись пред собственной Госпожой, он лизал, преданно лизал щёлку девицы. Слизывал все вытекающие соки, и глотал. Казалось, что не способен насыться, он проникал во влагалище и как будто пытаясь достать до запрещенного плода, всё поглубже и поглубже, трахал языком свою Госпожу. Свободной рукою он теребил набухший клитор девицы, тем доставляя всё больше и больше наслаждения ей.

— Даааааа… Продолжай…. трахай мою киску! Ещё, — орала разрываясь в стонах Госпожа. Раб безоговорочно делал своё любимое занятие. Он страстно обожал лизать. Как он обожал трахать своим упругим языком дырочки истекающие соками, которые он слизывал, глотал, и опять лизал. Здесь его губки стали стремительно посасывать клитор Госпожи, играя языком сразу с ним у себя во рту. Сразу он дрочил собственный член, временами сжимал свои яйца до максимума заполненные спермой. Средний и указательный палец он медлительно стал вводить в жаркую дырочку Госпожи. Всё снутри пульсировало, он знал, она была на грани того, что бы кончить. Ну и он сам не способен больше был вытерпеть. Его возбуждение стало неосуществимым, казалось ещё немножко и рассудок его покинет. Его движения пальцев стали резвыми, и глубокими. Он трахал её, а губки и язык сосали, кусали, облизывали, целовали клитор. Что только он не вытворял с её щёлкой. Госпожа провела руками по его голове, и резким движением придавила его рот поближе к киске. Её тело задрожало. Стоны стали громче. Его рука стала резкими движениями дрочить собственный член, он весь дрожал. Госпожа прижимая его голову всё посильнее и посильнее, на долю секунды застыла и вскрикнув кончила. В тот момент глухо застонав, сжимая посильнее член в руке, кончил и её слуга, Её сексапильная игрушка.

Густая сперма начала стекать по его руке, её было достаточно много, она попала и на пол, и была на его ещё не совершенно упавшем члене. Раб вылизал вновь все вытекшие соки. Сладко поцеловав пару раз Её киску, нехотя отстранился. Госпожа малость опустила юбочку, тем малость прикрыв свою гладко выбритую киску, полуоткрытыми очами, ещё не отойдя от приобретенного, обезумевшего оргазма, она смотрела на малознакомого мужчину, ставшей Её игрушкой. Её рабом. Её методом веселиться, когда сиротливо и скучновато. Когда охото кончать и кончать. Да! Она понимала, всю красота всех сексапильных игр, которые ожидали Её впереди. Которые приманивали Её юное тело, страстно жаждавшее любви и ласки.

— М-м-м, я смотрю, ты способный, — практически на выдохе произнесла женщина.

— Да, моя Госпожа, я Ваша игрушка, я желаю служить Вам, быть Вам всем, чем Вы только пожелаете. Делать только, что Вы желаете. Удовлетворять Вас так, как Вы любите! Тогда когда Вы возжелаете, и столько, сколько Вам будет угодно. Я всего только ненадобная вещь, которая желает принести Вам пользу. Зовите, когда Вам будет угодно. И я вам и для Вашей сладостной киски сделаю всё вероятное, чтоб удовлетворить Вас, моя Госпожа. Я всегда в Вашем распоряжении. Ведь я игрушка, которой я желаю, чтоб воспользовались Вы. Приказывайте, моя Госпожа! — на низких тонах, лаского, местами умоляюще лопотал и лопотал …мужик, всё ещё стоявший на коленях.

— Я знаю! ты очень много говоришь! А Я желаю ещё! — малость осиплым голосом произнесла молодая Госпожа, в крови которой было что-то господствующие, Она была рождена править, раздавать приказы, для их незамедлительного выполнения. Да, Она по настоящему подходила к статусу Госпожи, настоящей, а не выдуманной. Она была в меру справедлива, в меру строга, и требовательна. Хоть какой раб, гордился бы таковой Хозяйкой. Это сообразил и сам мужик, предвкушающий сладость приближающих удовольствий. Он ждал последующего приказа. Он был готов, что б исполнить хоть какой Её приказ. Хоть какой Её каприз. Только бы Она ещё раз отдала хоть раз прикоснуться языком к Её притягивающей истекающей влагой киске, вкус которой был неописуем! Всего только раз довольно было вылизать её, уже никогда не забудешь.

— А сейчас, Я желаю, чтоб ты вылизал так же дырочку моей попы, которая хочет пылкого, упругого язычка внутри себя!!!

Женщина, спрыгнув со стола, подошла к окну, с обширно распахнутыми окнами. Комната была залита солнечным светом. Шторы были разведены по сторонам. Она наклонилась и облокотилась на подоконник. Юбочка немного подскочила, она очевидно была не по размеру для Её попы.

— Можешь встать! Разденься стопроцентно. И можешь приступать… Я жду! — произнесла Госпожа.

— Да-а, — глас раба дрожал.

Он жаждал просочиться язычком в эту небольшую, дырочку таковой шикарной попы, попы малеханькой, но упругой, которую так сладко выпятила немного вспять женщина. Встав на ноги, ноги немного дрожали, от не так давно приобретенного, давно ожидаемого оргазма, раб стремительно снял с себя одежку, сбросив её на пол, подошёл к собственной Госпоже. Его руки вновь прошлись по бёдрам стоящей практически раком девицы. Он нежно и не сдержанно сжимал попу в собственных жарких ладонях. Он ощущал, на сколько упруги половинки вожделенной попы, сходу захотелось немного шлёпнуть её, чтобы до конца убедиться, что всё это происходит наяву, а не в эротических снах, которые то и дело, что сняться практически каждую ночь. Но во снах нет этой малеханькой, упругой попы, что на данный момент ждёт его ласки. Приложив большой палец к дырочке, он немного нажал. Дырочка была жгучая. От одной мысли, что он на данный момент будет лизать эту небольшую дырочку, его член натужился, стал наливаться кровью и становить больше. Его вновь захлестнуло, ещё не остывшее, необузданное желание владеть, хотя бы немножко этой женщиной. Мужик взял в руку, уже стоящий член, открыл красноватую, пылающую головку. Сделал несколько ласкающих движений собственному члену, проведя рукою по всему основанию, не очень огромного хуя. Потом он наклонился, что бы поцеловать спину девицы. Его член, ждавший тепла, коснулся горячей, немного влажной киски. Раб посильнее прижался членом к дырочке, ему хотелось насладиться теплом исходящим из неё, продлить этот чарующий момент, что бы уже никогда не запамятовать его. Но он знал, что Госпожа никогда не позволит ему трахнуть эту жаркую дырочку, которая так ждёт, чтобы её оттрахали. Но это предназначалось не ему, и это он тоже отлично осознавал. Стало малость грустно, но он умел наслаждаться малым.

— Я знаю, какие мысли у тебя на данный момент в голове! Можешь об этом мыслить сколько угодно, грезить я для тебя не запрещаю. Но пора приниматься за дело!

— Да, моя Госпожа, простите, простите… — извиняющим шёпозже проговорил раб.

Это было мучительно! Его член и его сознание так вожделели остаться ещё около горячей щёлки Госпожи, хоть немножко, хоть малость, но это было нереально. Ему было нужно отстранится и начать, то, что вожделеет Госпожа и он сам. Раб встал на колени, как и подобает рабу стоять около собственной Госпожи, развёл немного в сторону упругие половинки попы, и резким движением прильнул к её анусу. Стал скупо целовать, просовывать язык всё поглубже и поглубже, как будто пробовал вылизать стены изнутри. Он нежно, но страстно лизал дырочку попы. Спустя пару минут, он начал вводить указательный палец заблаговременно его смачно облизав, в анус девицы. Там было тепло и узко, даже пальчик заходил с трудом. Его пронизывали мысли о том, вроде бы он скупо трахал эту попочку, очень и страстно, не запамятывая о нежности и почтении к собственной Госпоже. Его палец уже стал свободно заходить в попу, и он скупо продолжил лизать дырочку. Сводной рукою он голубил киску девицы, водил пальцем меж половых губок, время от времени вводил средний палец в дырочку, которая жутко исходила соками любви. Каждое прикосновение к юному, страстному телу девицы, так возбуждало мужчину, что если бы он так не уважал и не ценил свою Госпожу, то наплевал бы на всё и с несусветной страстью, желанием, алчностью к удовольствиям выебал эту немыслимо желаемую попу, которую охото ублажать, целовать, сжимать в руках, разглаживать наслаждаться и трахать, трахать. Отложив в сторону свои фантазии раб прильнул к киски Госпожи и с новейшей страстью стал лизать у Неё. Вылизывал стопроцентно, так, как не лизал впервой у собственной новейшей хозяйки, девицы, которая по настоящему заслуживает звания Госпожи. Уже два пальчика входили в попу, а язык раба со смаком трахал киску Госпожи.

Его губки так же ловко перебирали половые губы, как и впервой, его язык так же конвульсивно теребил клитор девицы, но всё это было с новейшей страстью, с новым желанием, которое уже ничем не утолить. Возбуждающие стоны девицы доносились прохожим, которые проходили мимо, с энтузиазмом оглядывались на окна, но никто не лицезрел Её окна, ни тем паче Её самой. Она была так полна желанием и страстью, что Ей этого было уже не достаточно, Она желала большего! Ей страшно хотелось ощутить внутри себя мужской, твёрдый горячий член, который бы Её с таковой же страстью, и силой трахал, нежно и любя. Но рядом был всего только раб. Раб, игрушка, вещь. Она ощущала, что Ей недостаточно ласк, что бы кончить, а Она так этого вожделела.

— М-м-м: сейчас трахни меня! — пылко и страстно, как будто не своим голосом произнесла Госпожа.

Это был приказ. Но сладкий приказ для раба, он столько уже об этом грезил, с самой первой секунды, как увидел Её. Для него это был самый дорогой и давно ожидаемый подарок, который ему никогда не окупить. Раб быстро встал сзади девицы, сзади собственной Госпожи, приставил раскаленную головку собственного члена к уже жаркой и разработанной пальцами дырочки попы, и стал медлительно надавливать, тем равномерно погружаясь, сантиметр за сантиметром в глубь этой жгучей попы.

— Как я желаю Вас, моя Госпожа! Я весь дрожу от желания и возбуждения!!! — чуток захлёбываясь своим желанием, чувствами, дрожащим голосом лопотал раб.

Его член, спустя какое мгновение опустился стопроцентно и без остатка в даму. Она всё так же стояла раком, с приподнятой юбочкой ввысь. Мужик стал делать поступательные движения, равномерно ускоряясь. И вот он уже достаточно резко, но нежно, ебал эту шикарную попу, небольшую и упругую, которую так бешено вожделел! Он знал, что этого может никогда больше не повторится, но был счастлив этим моментом, пониманием, что на данный момент ему позволили войти в неё, обожать её, и вожделеть Её. Попа была так упругая, что его член с трудом заходил в неё, он больше не мог сдерживать себя, ему так хотелось кончить!!!!

НО потому что ощущал, что Госпожа не простит и накажет за его такую оплошность, он стал теребить клитор девицы, что бы достигнуть у Неё скорого оргазма. Он продолжал трахать свою Госпожу, а рука голубила и голубила набухший клиторок девицы.

Потом он 2-мя пальцами сразу вошёл в дырочку киски, и стал сразу иметь обе чарующие дырочки девицы. Одну своим напряжённым — упругим членом, а другую пальчиками одной руки. Другая рука, которая была свободна,… голубила бёдра девицы, плавненько переходила к груди, сжимала набухшие сосочки. Он ощутил, что женщина задрожала и застыла. Стоны стали достаточно тихие и приглушенные. Он взял попу девицы, и стал насаживать на собственный член, который был готов кончить, лопнуть в всякую секунду.

И вот ещё несколько резких движений и он кончает совместно со собственной Госпожой! Чтоб вся сперма не попала в попу, он резко вынул собственный член из неё, с которого всё продолжала вытекать белоснежная, не густая жидкость. Он пал на колени, и стал конвульсивно лизать дырочку попы, слизывая, высасывая всю свою сперму из неё, ему хотелось отблагодарить как-то свою Госпожу, в надежде что Она когда-нибудь позовёт его вновь, пусть ради того, что бы просто вылизать сладкую дырочку Госпожи, да и делая это, он был бы счастлив! Желал так же тем показать, что он преданный раб, и готов служить Ей, пока Ей не надоест. Вылизав всё на чисто, он облизал свои губки. Госпожа поправила юбочку.

— Это было потрясающе! — простонала она.

— Госпожа! Я Вас так желаю! Прошу, пользуйтесь мною! Когда Вам только будет угодно! — умоляюще глядя Ей в глаза, шептал раб.

— Да, поживём — увидим! Ну а пока ты свободен. Вон выход! — жестом руки она указала на дверь. А сама пошла в ванную, что бы принять жаркую ванну, ибо в услугах этого малознакомого человека, раба, сексапильной игрушки, вещи, ставшей Её на время, она больше не нуждалась. Может когда-нибудь Она его позовёт вновь, а может и нет, но пока, сейчас Она была удовлетворенна!!!