Искупление вины (Откровение)

Категория: Измена

Когда я пробудился поздним днем, мама как и раньше лежала на моей кровати, но уже не спала. Ночкой она облачилась в ночную сорочку, под которой на её пятой точке я разглядел трусы. Реакция мамы на трезвую голову за содеянное ночкой, была достаточно болезненной, сейчас она испытывала духовные муки, которые ночкой под действием алкоголя, посчитала второстепенными. Мама длительно не желала, не только лишь говорить со мной, но даже и поглядеть на меня, уткнувшись в подушку, содрогалась всем телом от рыдания, когда я к ней обращался. В конце концов поближе к обеду она начала вслух себя ругать, что так опустилась, напилась и отдалась родному отпрыску. Сейчас мне пришлось её уговаривать и обещать, доказывая и приводя примеры, что в этом не было ничего неестественного, тем заложив новый камень в развитии новых наших с ней отношениях, доверительных.

— Не знаю, может это покажется для тебя странноватым, но я рад и признателен для тебя, что это случилось впервой конкретно с тобой, с самым близким и с самым возлюбленным мне человеком во всем свете. – после длительного вступления проговорил я, в конце концов не услышав от мамы возражений на свои слова – Ты думаешь, было бы лучше, если я стал бы мужиком на какой-либо зловонной шлюшке, после этого испытал бы омерзение к природному инстинкту, в наилучшем случаи. В худшем бы подцепил какую-нибудь заразу либо бы вообщем претензии от непонятно кого забеременевшей. Посмотри на это трезво, моральные принципы и естественный отбор ушли в прошедшее, мы же не собираемся создавать семью и рождать малышей. Я уверен, что на данный момент схожее процветает сплошь и рядом, только об этом ни кто не распространяется, как и обо всем, что касается самого секса. Ну и что с того, что отпрыск стал послушнее, и у него с мамой нет друг от друга секретов. Кому это может показаться странноватым, тем, кто сам это узнал, но они уж точно будут об этом помалкивать.

— Знаю, я такую парочку, и всегда завидовала, что отпрыск таковой послушливый – проговорила мама, задумавшись, в конце концов, согласившись со мной.

В конце концов, она успокоилась и даже мило улыбнулась мне, уже не так чувствуя виновной передо мной. После обеда, возвратившись в номер, мы продолжили откровенный разговор на данную тему, пока не уснули, каждый на собственной кровати, а уже проснувшись, мама по-матерински поцеловала меня в лицо, с ухмылкой проговорила – Я даже не подозревала какой у меня умный, приличный и вообщем во всех дела превосходный отпрыск. Я от тебя без разума.

Остаток денька мы с мамой провели совместно, и даже на мероприятии в пансионате не отходили друг от друга. Здесь же на танцах мамы удалось переговорить со своим неудавшимся хахалем, с глазу на глаз, а потом уже когда мы остались вдвоем, поведала мне, о чем она с ним разговаривала.

— Представляешь нахал. Я ему, что еле уговорила тебя, и сейчас под пристальным твоим внимание, а он предлагал снова с ним перепихнуться, типа мне понравилось с ним – говорила мама, уплотняя наши с ней доверительные дела – я чуток ему в лицо не рассмеялась, не сказав, что после него меня так оттрахали, что он на такое и в жизни не способен.

В первый раз за всю жизнь мы с мамой, говорили на щекотливые откровенные темы, поделились вместе самым заветным, о чем ни когда бы, ни кто не услышал, доверяя друг дружке, больше чем доверили бы близким друзьям и подругам, при всем этом, не опасаясь огласки и порицаний. Возвратившись в номер, мы уже лежа каждый в собственной кровати в мгле ведали друг дружке истории, произошедшие с нами, не смущаясь откровенных подробностей, пока не уснули далековато за полночь. Так мама поведала мне, когда началась её сексапильная жизнь.

— Я была любознательным ребенком, что касалось секса – говорила мама, как будто на исповеди, уверенная, что рассказанное ею так и остается потаенной — Не раз подсматривала за своими родителями, когда они трахались, за своим дядей, когда он девок трахал, а позже пальчиком в щелочке водила щекотала собственный клитор. За свое любопытство и поплатилась, дядя меня изловил, пригрозил всем поведать. Мне лет 10 было, когда 1-ый раз я отсосала член у него, а ему уже лет восемнадцать было, я тогда чуток спермой не захлебнулась, когда он кончил мне в рот. Позже умнее стала, как почувствую, что он должен вот-вот кончить и из его члена забрызжет сперма, здесь же уворачивалась, и он кончал мимо меня. Если б его в армию не забрали, он точно бы мне целку сломал, как стала оперяться моя писька, покрываясь пушком. А ты подсматривал за нами с папой, когда мы трахались?

— С 14-ти лет, как ночкой начнут раздаваться звуки, мерный скрип пружин вашей кровати, твои тихие стоны и звучное сопение отца, я сходу тихо подкрадывался к вашей двери в спальню, подслушивал, как вы трахаетесь и дрочил. – так же от всей души отвечал я — Один раз, вы тогда после гулянки некий пришли опьяненные, и запамятовали дверь в спальню закрыть, я увидел, как он тебя трахал. Правда мрачно было, только свет фонаря на улице освещал комнату, но я все равно разглядел, как ты нагая лежала на спине с обширно разведенными ногами, которые к тому же приподняла к верху, а отец лежал на для тебя меж ног и толкал собственный член в твою волосатую черную промежность.

— Бедный мой мальчишка, сколько же ты страдал. Отец, когда опьяненный, длительно не может кончить, часа два мог ебать меня и бесполезно. Для тебя было надо подождать, когда он утомится и заснет, а он прочно опьяненный дремлет, и самому мне засадить и выебать меня. Я когда опьяненная, на передок слабенькая становлюсь, не отказала бы и для тебя – хихикнув, посоветовала мама, а потом стала говорить о для себя – Я по пьянки и целку растеряла в пятнадцать лет, пи*денка только оперилась, пушком покрылась.

Меня тогда мой одноклассник напоил в стельку, ему я и отдавалась в кустиках на речке, но он так со мной ни чего не сделал, тоже запьянел очень, потыкал, потыкал полу вялым писюном в письку меж ног, кончил мне в щелку, и все. Я уснула, опьяненная нагая здесь же в кустиках, а куда он делся, не знаю, только малость очнулась, когда ощутила, что кто-то приятно мой клитор голубит, а позже резкую боль в промежности и в меня заходит что-то упругое, толстое и длинноватое. Открываю глаза, а нужно мной уже мужчина из примыкающей деревни навис, и трахает меня во всю, отлично хоть додумался, вынул собственный член из меня, когда кончал, кончил мне на живот. После чего и помчалась моя сексапильная жизнь, успевала только ноги раздвигать. Глуповатая была, трахалась без наслаждения, оргазм от члена испытывать стала, только когда тобой забеременела, а так после ебли сама себя пальцами до исступления доводила.

— В прошедшем году летом, помнишь, отец тогда в командировки был, а ты с работы домой пришла очень опьяненная. Ты тогда чуть порог переступила, здесь же упала в прихожей на пол и уснула мертвым сном. Я как не старался тебя разбудить, ни чего не вышло – продолжил я тему про опьяненную мама — Потащил тебя в спальню, по пути поначалу случаем, а позже специально стал, лапал тебя за сиськи, через блузу, лифчика на для тебя почему-либо не было. На кровать, только поперек сумел тебя положить, на спину, а ноги твои так и остались свешиваться на пол. Вот здесь у меня и мелькнула идея поглядеть твои сиськи и потрогать их. Осторожно расстегнул блузу, раскрыл её и задрожал, как в ознобе от возбуждения. На одной сиске у тебя пару засосов тогда красовались.

Я когда осмелел, прикоснулся к ним, стал их лаского разглаживать и мять, они у тебя такие приятно мягенькие, нежные. Смотрю соски твои стали наливаться, тогда я к ним губками прикоснулся, стал посасывать их и играть с ними языком, они еще посильнее налились, в твердые колышки перевоплотился. У меня член так встал, что даже яйца заломило, а ты спишь, ни чего не ощущаешь. Поначалу я желал над сисками подрочить, но позже на большее отважился, думаю, когда еще таковой случай представится. Стал потихоньку подол юбки твоей задирать, приподнял подол, и чуток от экстаза и восхищения не вскрикнул, а ты уже без трусов. Волнистые черные волоски на письке где-то скрутись, слиплись, так что …даже щель твою меж пухлых и покрасневших половых губок не скрывали. Я дрожащей рукою прикоснулся твоей письке, а она такая теплая, мокроватая, что меня еще посильнее заколотило. Ты так и не отреагировала на мое прикосновение, тогда я смело стал твою письку разглаживать, щупать, позже встал меж твоих ног, еще пошире их развел, уверенный, что ты не проснешься и стал дрочить над тобой не отрывая глаз от твоей письки. Сходу кончать не стал, сдерживал себя, желал растянуть наслаждение, а позже все таки не выдержал, решил, прикоснулся своим членом твоей письки. Как раз меж половых губок попал в жаркую щель меж ними, головка члена сходу утонула меж губок, расширив их, и уперлась в мягенькие и нежные складки. Почувствовав ты, задницей слабо пошевелила, как будто посильнее к члену желала прижаться, я ужаснулся застыл, а ты снова приподымаешь пятую точку навстречу мне, но продолжаешь спать. Здесь я и додумался, что для тебя снится, как будто тебя кто-то трахает, и ты подмахиваешь. От таковой гипотезы я непроизвольно дернулся навстречу в такт для тебя, не отрывая глаз, как моя головка члена тонет меж твоих пухлых волосатых половых губок и стал кончать прямо в жаркую щель. Я ни когда столько много спермы не спускал, как в сей раз. Она даже по всей щели разлилась и далее по попе твоей стала стекать.

Тормознуть уже не мог, даже когда взор перевел на твое лицо, и увидел, что ты смотришь на меня полуоткрытыми опьяненными очами и улыбаешься мне. Когда уже приятные судороги отпустили мое тело, здесь только ужаснулся, отпрыгнул от тебя, подол стремительно одернул, но ты так и не произнесла ни слова, опять закрыла глаза и уснула, так что я позже и блузу для тебя застегнул. Днем задумывался, что мне конец будет, когда ты проснешься, но ты даже виду не подала, позже правда некоторое количество дней страдал глуповатый, страшился, что забеременеешь, не осознавал еще, что кончил для тебя на письку, а не в неё.

— Помню, когда это было, мы тогда Валькин денек рождение на работе отмечали, напились с ней, что себя не помнила, как домой добиралась. Днем очнулась уже дома, про себя поразмыслила, нужно же было так напиться, что приснилось, как будто с родным отпрыском трахалась, руку засунула меж ног, трусов нет, пи*да вся в сперме. Стала вспоминать, смутно вспомнила, что по дороге домой меня опьяненную ебли и не один человек, решила, что и трусы с лифчиком растеряла по дороге. Так что напрасно растерялся, мог бы и засадить мне по-настоящему и выебать, все равно на тебя не поразмыслила. Некий ты не решительный у меня, как ты девок будешь трахать, не знаю, они обожают настойчивых. Вон, взгляни Дениска, тети Вали на год младше тебя, а что вытворяет.

Помнишь, ты деньком гласил, что много таких пар, которые мама с отпрыском трахаются, а я для тебя ответила, что знаю одну такую – продолжила мама, а я не перебивая слушал её – Если б своими очами не лицезрела, в жизни не поверила. Помнишь, ты с нами тогда еще не поехал в деревню к тете Валиной мамы. Остался с папой, на рыбаку с ним поехал, перед самым нашим отъездом на море и мы тогда втроем на три денька ездили тетя Валя, Дениска и я. Мы тогда по приезду с тетей Валей так медовухи напились, что не увидели, как на терраске уснули опьяненными. Я уже ночкой пробудилась, писать возжелала, поначалу ни чего сообразить не могла, ночь на дворе, незнакомое помещение и кто-то рядом в комнате тихо подвывает, и диванчик поскрипывает будто бы на нем ебутся. Позже когда уже пришла в себя вспомнила, что Валька так стонет через зубы, когда её ебут. У меня и в идей не было, что это Дениска её ебет, я задумывалась, может какой мужчина деревенский Валькин прошлый ухажер, по старенькой памяти засадил ей. Я-то с топчана встала, думаю, выйду пока они ебутся, чтоб им не мешать, пописаю заодно и воды попью, к тому времени уже кончат. Пригляделась, а это Дениска засадил собственной мамы и потому что ты 1-ый раз на пи*ду мне кончил, а по-настоящему ебет ее, что она ему во весь опор подмахивает, даже хлюпанье из пи*ды доносится и стонет. Они даже на меня внимание не направили, так увлеклись, когда я вышла с терраски. Естественно, хоть и похмелья было, но в шоке. С четверть часа на улице простояла, позже думаю, окончили уже наверняка, назад пошла, дверь на терраску тихо открываю, смотрю, их на диванчике нет, и уже вошла, а они уже на полу в углу. Валька раком стоит, стонет, пятую точку широкую выставила, а Дениска сзади пристроился и задвигает ей, что аж чмоканье из пи*ды по всей комнате раздается. Ну, думаю не всю же ночь мне на улице стоять, тем паче, не впервой при мне Вальку ебут, прошла к собственному топчану, как будто ни чего не замечая и легла укрывшись покрывалом, а уснуть уже не могу под звуки ебли.

Слышу, они о кое-чем зашептались, и закончили двигаться, но все еще так в этой позе стоят, а позже Валька звучно шепчет, чтоб отлично смазал, а то больно будет. Я уж ненароком поразмыслила, что у Дениски хуй таковой большой, что в Валькину пи*ду чуть заходит, позже думаю так чего же она тогда хлюпала, а позже додумалась, когда она опять зашептала, что вошел и потихоньку засовывай. В пятую точку он ей засадил, а когда уже трахаться начали, здесь стало понятно совершенно, Дениска видать, когда кончал ей в пятую точку, просил мама сильнее сдавить его член заднепроходным отверстием. После ебли они совместно вышли, видимо умываться прогуливались, а позже Валька возвратилась уже одна, а узнав, что я не сплю и все слышала, поведала мне все, что ебется со своим отпрыском уже года два. Её осознать тоже можно, мужчины у неё нет, а охото, не бегать же всякий раз на улицу находить первого попавшегося, чтоб засадил, когда приспичит. Вот она и отдала Дениски в пи*ду себя выебать по-настоящему, а у него член небольшим тогда еще был, так она сама кончит, когда он на ней лежит клитор её натирает им, а позже в пятую точку ему давала спускать, там дырочка узенькая, ну и опасений нет, залететь от него. Это я уже не беременею, после того как тебя родила, а Валька та залетает на раз.

— Мам, а ты нередко папе изменяла?

— Не так и нередко, но были случаи — стала вспоминать мама – помню, 1-ый раз изменила ему из-за злобы на него. Мы тогда с ним уже год совместно прожили, юные еще были, а он меня на рыбалку с собой потащил в мужской компании, как видите, супруге его сослуживца одной с пятерыми мужчинами скучновато будет. Ларисе той уже лет было, как мне на данный момент за 40, а мне тогда 20 6. На рыбалку поехали с ночевкой в какую-то богом позабытую деревню, где у Ларисы с супругом был домик. Пока мужчины рыбачили, мы с Лариской баньку истопили, ужин им приготовили, а когда они возвратились, здесь и помчалась пьянка самая реальная. Ларисе то уже не впервые было собственному мужчине рога наставлять, на очах у него. Мужчины еще не очень опъянели, а её уже в парилку начали таскать по очереди, а мужчина её только улыбался когда она вся вздыбленная оттуда выходила. Позже твой отец стал носом клевать, напился уже, а меня кто-то под столом за пи*ду взял и пальцы в неё запихнул. Я поначалу дернулась, отца толкаю, дескать очнись выебут меня на данный момент, а он только головой кивает, ни чего уже не соображает. Ну что делать, потекла уже, ноги затряслись от ласк в промежности, привстала с лавки и звучно говорю, пойду и я попарюсь. Не успела в парилку войти следом за мной один из мужчин.

Я даже не стала ожидать прелюдий, простынь с себя скинула на лавку легла, ноги обширно развела и все здесь. Мужчина на меня без слов, и в мою пушистую уже похотливую пи*денку стал член вставлять, да на силу воткнул, он у него вялый некий был. С горем напополам начал ебать меня, так и кончил вялым членом на животик мне. Только этот мужчина слез с меня, здесь другой входит, я даже не стала вставать с лавки так и осталась лежать с разведенными ногами, демонстрируя всем видом, чтоб и он начинал без прелюдий ебать меня. У другого правда член понастойчивее был, а может уже пи*да разъебаной стала, ебет он меня, слышу, отец разыскивает меня, в парилку заглянул и опять ушел, даже не увидел, что меня ебут на лавке, водка глаза застелила. Третьего мужчины я на хер отправила, тот меня раком поставил, и желал в пятую точку засадить, намылил уже, после чего я уже ни кому не отдала…. Так что твой отец уже на первом году после женитьбы олененком стал рогатым, ну а на данный момент уже олень реальный с ветвистыми рогами. На гулянках время от времени я с кем-нибудь уединившись, стоя еблась, пока отец за столом водку пил, а раз меня один раком трахал, а я в это время со стоящим рядом папой разговаривала, чуть не делая упор руками на него.

— И что никогда отец, тебя не заподозрил? – опешил я

— Не, а. Он когда зальет глаза, ни чего не лицезреет и не слышит, так что мотай на ус, может, когда и воспользуешься – рассмеялась мама, а потом, сладко зевнув, предложила — давай уже спать, а то после таких мемуаров и дискуссий и до греха неподалеку.

Как ни удивительно, хотя мы с мамой и дискутировали наедине в черной комнате на щекотливые темы возбуждающие нас, но не решали попыток потрахаться, что-то непонятное еще сдерживало нас, оказаться в одной кровати, чтоб слиться воедино.