Лолита (1-3 части)

Категория: Инцест

Глава 1

Лола не обожала вокзальной суеты и нервно ожидала окончания проводов. Ее суженый снова отчаливал на некий там забугорный симпозиум и вновь, в который раз, она оставалась одна.

Ранее схожее одиночество Лолу нисколечко не подавляло. В такие деньки она всегда находила для себя какое-нибудь занятие и как будто не замечала долгое отсутствие супруга. Но совершенно не так давно ее отношение к супругу круто поменялось. На удивление внезапно ей удалось узнать всю красота его мужских ласк. О, это было истинное безумие! Чувство, испытанное тогда неискушенной Лолой, так потрясло ее, что сейчас свою семейную жизнь она разделяла на то, бесталантно прожитое ранее чудного момента, время и уже сегодняшнее, — заполненное экзальтированным удовольствием.

Немного сожалея о невозвратно утраченном первом отрезке собственной жизни, она сейчас с осознанным упоением заботливо воспользовалась вторым, стараясь не упустить даже мельчайшей способности испытать любовный экстаз. И на данный момент, перед отъездом супруга она, казалось, предприняла все, чтоб впрок насладиться его любовью, но ее желанные грезы были свирепо оборваны раздражающим сигналом пришедшей за ним служебной машины.

Вешнее, но все еще прохладное солнце уже догорало, когда поезд, в конце концов, отправился на Софию. Добравшись домой, Лола бесцельно прошлась по магазинам и, в конце концов, завернула в подъезд собственного дома. В лифт, прямо за ней вошел рослый внушительный мужик с пронзительным взором, высочайшим лбом и темными волосами, в каких начинала серебриться седина.

— Вы уже лицезрели эти числа? – спросил мужик глубочайшим зычным голосом. Ошеломленная Лола оборотилась к другу: незнакомые люди в лифте дискуссии не затевают.

— Прошу прощения…, — кивком головы мужик указал на ряд номеров светящихся над дверцей, — я говорю об этих привлекательных цифрах. Поглядите на их! Направьте внимание на регулярность их смены, — продолжал своим громким голосом странноватый попутчик, — как приятно созидать отлично отлаженный механизм, действующий безотказно и знать, что за каждым номером последует последующий. Смотрите на эти номера. Произносите их на уровне мыслей, если желаете.

Это успокаивает после дневной суеты. Прекрасно, что есть возможность отдохнуть, возможность глядеть на эти номера, смотреть за ними. Ощущать, как каждый мускул расслабляется, каждый нерв расслабляется. Ощущать, что можно, в конце концов, прислониться к стенке и расслабиться. Расслабиться…, расслабиться. Сейчас больше ничего не существует не считая этих цифр и моего голоса.

Мужик замолчал и поглядел на Лолу. Прислонившись к стене лифта, она глупо смотрела на числа поверх двери. Погас девятый. Лола не отрывала взора от номеров.

— Вы слышите мой глас? – спросил мужик.

— Да, – кратко ответила Лола.

— Меня зовут Алексеем. Я буду задавать вам вопросы, а вы будете тщательно, ничего не утаивая, отвечать. Вы меня осознаете?

— Да. Я вас понимаю.

— Как меня зовут?

— Вас зовут Алексеем.

— Что я на данный момент буду делать?

— Вы будете задавать мне вопросы.

— Отлично. И, что будете делать вы?

— Я буду тщательно на их отвечать.

— Прекрасно. Сейчас скажите, как вас зовут?

Над дверцей лифта зажегся номер двенадцатый.

— Меня зовут Лола, но супруг зовет меня Лолитой.

— Отлично. Я тоже буду звать вас Лолитой. Я издавна смотрю за вами. Вы сейчас провожали собственного супруга? Куда он уехал и когда возвратится?

— Мой супруг уехал на научный симпозиум. Его считают многообещающим ученым. Домой возвратится через неделю.

Лифт тормознул на четырнадцатом этаже и Лолита с ее новым знакомым оказались у дверей собственной квартиры.

— Лолита, вас на данный момент кто-то ожидает дома?

— Только отпрыск, Саша. Он обучается в школе, кончает 6-ой класс и на данный момент, наверняка, делает уроки.

— Отлично, — мужик на мгновение замолчал и, решив, что загаданная им игра в таковой ситуации будет даже пикантнее, уточнил, — к вам может еще кто-либо придти?

— Нет. Гостей я не жду.

— Потрясающе. Вы как и раньше чувствуете себя совсем расслабленной. Сейчас слушайте меня очень пристально. Когда дверь раскроется, вы скажете отпрыску, что рядом с вами дядя Леша, папин друг и неплохой психолог. Вы слышите меня?

— Да. Я вас слышу.

— Что вы скажете отпрыску, когда он откроет нам дверь?

— Я скажу, что рядом со мной дядя Леша, папин друг и неплохой психолог.

— Отлично. Вы так же скажете, что дядя Леша пришел по требованию папы научить его отпрыска тому, что должен знать каждый мужик. Вы меня осознаете?

— Да. Я вас понимаю.

— Для чего дядя Леша пришел сюда?

— Дядя Леша пришел по требованию папы научить его отпрыска тому, что должен знать каждый мужик.

— Замечательно. Умница. Все правильно. Вы чувствуете себя расслабленно и вам прекрасно. При встрече с отпрыском, пытайтесь на него не глядеть. А сейчас смотрите для себя под ноги. Мы уже у цели.

Глава 2

Кнопку звонка пришлось надавить пару раз, пока Саша открыл дверь. Все указывало на то, что его оторвали от какого-то принципиального дела. Но он терпеливо выслушал мамины резоны насчет возникновения тут незнакомого мужчины. Практически ничего не осознав, Саша обходительно посодействовал маме снять плащ и туфли. Только убедившись, что его помощь больше не нужна, он торопливо скрылся в собственной комнате.

— Лолита, вы все еще чувствуете себя расслабленной. Вам прекрасно, но далее будет еще прекрасней, — тихо, но верно заявил Алексей, — идемте в вашу спальню. Где она?

— Вот там, в конце коридора, — с готовностью отозвалась Лолита, уверенно направляясь в подходящую комнату. Мужик тихо проследовал за ней и плотно закрыл за собой дверь. Дверная ручка оказалась с защелкой и Алексей здесь же этим пользовался.

— Лолита, вам на данный момент больше всего охото любви и мужских ласк. Вы полны страсти и вожделения. Вы чувствуете, как кровь все посильнее стучит в ваших венах и как сладостно набухает низ животика. Вы уже томитесь в ожидании смутных грез. Потерпите малость и скоро вы все это получите. Вы меня осознаете?

— Да. Я вас понимаю.

— Чего вам на данный момент больше всего охото?

— Мне охото любви и мужских ласк.

— Отлично. Вы скоро получите и страстную любовь, и вожделенные мужские ласки. Для этого вы с радостью будете делать все мои команды. Вы слышите? Вы будете делать любые мои команды. Вы отлично меня сообразили?

— Да. Я вас отлично сообразила.

— Волшебно. Чьи команды вы будете делать?

— Я буду делать ваши команды.

— Потрясающе. И какие мои команды вы будете делать?

— Я буду делать любые ваши команды.

— Отлично. Ну, а сейчас проверим, как вы усвоили собственный урок. У Вас прекрасные ноги. Покажите мне их. Вы осознаете меня?

— Да. Вот мои ноги, смотрите, — Лолита без возражений и даже охотно, выполнила эту команду. Юбка резко взмыла ввысь, под ней появились бледно-розовые рейтузы.

— Вот, рейтузы нам как раз ни к чему. Снимите их и спрячьте подальше.

И эту команду Лолита выполнила расслабленно. Она, как обычно, сняла рейтузы, освободив попеременно свои тонкие ножки, и упрятала их в комоде.

— Сейчас встаньте вот на этот подий, — отрывисто продолжил Алексей, помогая даме взобраться на журнальный столик, — юбку вновь поднимите, а ноги — чуток обширнее. Отлично. Сейчас осторожно присядьте на корточки. Так, присели. Вот и отлично. Вам уже самой охото развести свои колени обширнее. Вы меня осознаете? Что вам сейчас охото?

— Мне охото развести свои колени обширнее.

— Верно. В данной ситуации это полностью обычное желание. Сможете их развести. Вот так, отлично. И у вас появилось еще больше сильное желание. Сейчас вам уже очень охото, чтоб к Вам меж ваших ног просочились мужские руки. Лолита, вы желаете этого?

— Да, я очень желаю, чтоб ко мне меж ног просочились мужские руки.

— Все правильно. Но хорошо, Лолита, запомните, что не считая нас двоих тут никого нет и не будет. Слышите? Рядом с вами есть и буду только я. Вы отлично меня осознаете?…

— Да. Я отлично вас понимаю.

— Кто будет рядом с вами?

— Рядом со мной будете только вы.

— Запомните также, что к вашему телу с этого момента буду дотрагиваться только я, — рука Алексея здесь же устремилась к трусикам, которые белоснежной полосой сияли под женскими колготками, — вы слышите меня? Если вы почувствуете хоть какое схожее прикосновение, то знайте, это мое прикосновение. Вы отлично меня сообразили?

— Да. Я отлично вас сообразила.

— Тогда ответьте мне, чьи прикосновения вы будете ощущать?

— Чувствуя хоть какое прикосновение, я буду знать, что оно ваше.

— Волшебно. И еще, Лолита, вы будете слышать только мой глас. Это вы тоже отлично осознаете?

— Да. Я это тоже отлично понимаю.

— Что вы будете слышать?

— Я буду слышать только ваш глас.

— Отлично. И, в конце концов, вы будете слышать меня исключительно в том случае, когда я буду обращаться к вам по имени. Это тоже понятно?

— Да. Это тоже понятно.

— Лолита, в каком только случае вы будете слышать меня?

— Я буду слышать вас исключительно в том случае, когда вы будете обращаться ко мне по имени.

— А если я заговорю, не называя вас по имени?

На это дама, как и должно быть, уже не отреагировала.

— Лолита, вы чувствуете, где я вас ласкаю?

— Да. Вы ласкаете меня меж ног.

— Вам вот так, правда, отлично?

Дама вновь не реагировала и Алексей обратился к ней по имени.

— Лолита, вам вот так, правда, отлично?

— Да. Мне вот так, правда, отлично.

— Лолита, вы желаете продолжения, — или спрашивая, или утверждая, произнес Алексей, нежно поглаживая пальцами ажурную полоску трусиков, и, не прерывая фразы, утвердительно добавил, — мои прикосновения вызывают у вас расслабляющую истому. Ваши соски твердеют, спина прогибается. Вам охото, чтоб моя рука просочилась далее?

— Да. Мне охото, чтоб ваша рука просочилась далее.

— Лолита, это потрясающе. Вы уже возбуждаетесь, но мешают трусики, отделяющие мою руку от вашего жаждущего мужской ласки тела. Трусики не дают полноты чувства. Без их, правда, вам было бы существенно приятнее?

— Да, приятнее, — шепнула Лолита, уже задыхаясь от возбуждения.

— Лолита, дорогая девченка. Все верно. Все прекрасно. Вы желаете избавиться от трусиков. Вы уже чувствуете, как мешает вам вся эта одежка, как под ней ваша кожа от возбуждения покрывается испариной, Вы уже представляете себя совсем голый. Вы желаете, чтоб вас раздели?

— Да. Очень желаю.

— Лолита, отвечайте тщательно, что вы желаете?

— Желаю, чтоб меня раздели. Я уже представляю себя совсем голый.

— Вот и отлично, — отрадно воскрикнул Алексей и, прекратив свои ласки, отдал приказ, — Лолита, сможете встать и спускайтесь на пол.

Дама послушливо встала. Алексей посодействовал даме сойти с подия и усадил ее в кресло. Потом, откинув на ее ногах юбку выше положенного, он решительно открыл дверь из спальной комнаты и звучно позвал Сашу. На этот клич Лолита, как и следовало ждать, никак не отреагировала.

Глава 3

Сейчас юноша появился без промедления. Только взглянув на мама, он смущенно отвел глаза. Но, мать как будто и не замечала, что юбка у нее противоестественно задрана, и ее длинноватые прекрасные ноги практически стопроцентно открыты.

— Такового для себя она никогда не позволяла, — поразмыслил Саша, конфузливо косясь на полуобнаженные мамины ноги. Совместно с чувством стыда, понизу животика у парня сходу появился странноватый, но приятный зуд.

— Саша, я учитель психологии и твои предки попросили меня, чтоб я разъяснил для тебя очень деликатные подробности из взрослой жизни, — начал Алексей, усаживая парня во 2-ое кресло напротив мамы, — ты меня понимаешь?

— Да, — еле выжал из себя ошарашенный мальчик, совсем не соображая, о каких пикантных подробностях речь идет. Но одна из их уже очевидно кидалась в его глаза, как он погрузился в кресло: обнаженные сверх меры мамины ноги завершались белоснежным треугольником ее трусиков. Эта подробность неудержимо тянула к для себя. И Саша, поначалу все так же исподтишка, потом все смелее и откровеннее стал рассматривать настолько вожделенную частицу маминых трусиков. Приятный зуд усилился.

— Ты уже взрослый мальчишка, — утвердительно заявил Алексей, с ублажение перехватывая желанный взгляд парня, — и, наверняка, заглядываешься на девченок, потому должен знать все об интимных отношениях с ними. Ты отлично понимаешь, о чем я толкую?

— Да, — непроизвольно ответил мальчик и, как будто застигнутый врасплох, резко отвел глаза от предмета собственного вожделения. Смутно догадываясь, куда этот странноватый учитель клонит, он уже ощущал себя некомфортно в присутствии мамы.

— Вот и отлично. Но для этого нам не обойтись без подходящей пары, другими словами без девченки, а лучше — взрослой дамы. Как ты считаешь?

— Я не знаю, — Саша вправду не знал, что ответить, ибо мать была рядом и слушала весь этот абсурд.

— Другими словами для тебя все равно. А вот твой отец считает, что конкретно взрослая дама в данном случае подходит лучше. Ведь девочка-то и сама фактически ничего не умеет. Так считает и твоя мать. Наверняка, и ты все таки так думаешь?

— Да, — только и сумел выжать из себя совсем растерявшийся юноша. Он уже совсем не осознавал, что конкретно должна уметь девченка, если об этом высказывает свое мировоззрение даже его мать. Но он вновь отважился посмотреть на маму, как ее тут упомянули. Ее обворожительные и доступные для обозрения ноги все так же притягивали его внимание.

— Вот и отлично, что мы все так считаем. Означает, нам с тобой пригодится взрослая дама. Но мы с твоей матерью сделали вывод, что в этот пикантный процесс не стоит ввязывать сторонних людей. Ты с этим согласен?

— Да, — вновь односложно ответил Саша, невольно выражая свое согласие на роль в этом необычном и волнующем процессе, о котором, но, не имел пока никакого представления. Сейчас он уже не отрывал глаз от маминых ног.

— Верно. Чужих дам нам не нужно. Твоя мать уместно считает это чисто семейным делом и, потому, согласилась сама посодействовать мне. Ты не возражаешь?

— Нет, — уже с трудом выжал из себя Саша, смутно догадываясь, что мать тоже каким-то образом вовлечена в эту диковинную историю и то, в каком виде она на данный момент посиживает перед ним, может быть, является тому доказательством. Но ему все еще было не совершенно понятно, что все-таки будет происходить далее. И, главное, почему его мать не только лишь согласна с этим странноватым типом, да и должна что-то делать, помогая ему. Но, что конкретно?

— Вот и отлично. Я тоже думаю, что с матерью для тебя будет и спокойнее, и приятнее. Правда, вступать при всем этом с тобой в переговоры она не станет. Все разъяснения буду давать я, а ее ты можешь принимать только как учебное пособие из взрослой жизни, — жарко проговорил Алексей и, прикрывая собой материнские ноги от отпрыска, убедительным тоном продолжил, — об этом, как видишь, будут знать только трое, ты, твоя мать и твой учитель, другими словами я, единственный сторонний тебе человек. Об этом никому говорить не нужно. Вообщем, об этом не принято гласить. Кто-либо из твоих старших товарищей говорил о деталях собственного посвящения в мужчину? О том, как и с кем он все это проделывал?

— Нет, — односложно ответил Саша и вновь замолчал, хотя в идей у него уже вертелась целая вереница вопросов: что такового скрытного он должен делать со собственной матерью, почему с матерью это будет спокойнее и, главное, почему приятнее? Почему мать не будет вступать в переговоры, что же это все-таки за игра такая и что значит учебное пособие из взрослой жизни?

— Верно. Об этом не болтают. Вот и ты должен молчать об этом. Никто и никогда не должен выяснить о том, что тут будет происходить. Уже завтра ты должен запамятовать, что сейчас тут было. Ты обещаешь нам это?

— Обещаю, — не сходу выжал из себя Саша, так до конца не понимая, о чем речь идет, но уже догадываясь, что тут должно произойти что-то …не просто потаенное, да и запрещенное, и это обещание предназначено не только лишь мужчине, да и его мамы. И ей, как раз, сначала, ибо все это, похоже, случится не просто в ее присутствии. Воспаленное воображение парня даже посетила шальная идея, что мать, может быть, и сама будет участвовать в этом процессе тогда и это как-то разъясняло особенное положение ее юбки. Только подумав об этом, Саша малость отклонился в собственном кресле, чтоб за странноватым незнакомцем вновь узреть мамины ноги. Он уже додумывался, что последующие действия должны быть еще пикантнее.

Саша в первый раз смотрел на мама, как на вожделенную даму и, вдруг поняв это, на миг испугался. Но это экзотичное чувство не проходило. Напротив, очень возбуждало. Смущение приметно таяло. Парню сейчас нравилось все: и эта необычная ситуация, и умопомрачительная роль мамы, и даже необыкновенный учитель, уже предоставивший ему возможность без особенных помех рассматривать мамины трусики. Все еще не осознавая, что конкретно тут может произойти далее, он внутренне уже ожидал развития событий и это ожидание сладостно томило его.

— Ну, вот и славно. К уроку готовы все. Сейчас, главное, чтоб ты в точности делал все мои распоряжения. По другому взрослая жизнь тебе еще навечно остается под запретом, а твои друзья, уж поверь мне, не скроют собственных насмешек над тобой. Ты же этого не хочешь?

— Нет.

— Будешь прилежным учеником?

— Да, — тихо подтвердил Саша.

— И это означает, что будешь в точности делать все мои распоряжения?

— Да, — уже чуток слышно ответил парень.

— А после чего будешь нем, как могила?

— Да, — вновь совершенно точно, но более смело отозвался юноша.

— Тогда давай по рукам, — заключил Алексей переговоры и, достаточно пожимая механично протянутую Сашей руку, обратился уже к его маме:

— Лолита, сейчас ваша очередь. Все происходит так, как вы меня и просили. Подойдите ко мне и станьте вот тут.