Моя троюродная сестра

Категория: Инцест

Я желаю поведать вам о собственном недавнешнем эротическом опыте, достаточно умеренном, но обостренном от соприкосновения с запрещенным для меня явлением — с инцестом (хотя и не очень близким).

Так повелось, что в нашей семье, во всех ее ветвях, как минимум с третьего колена родства, росли высочайшие и прочные мужчины, а главное – тонкие, длинноногие и очень красивые девчонки. Нужно сказать, это почти во всем воздействовало и на мои собственные завышенные требования к женской наружности. Красавицами в юности (судя по фотографиям и рассказам) были и моя бабушка, и моя мать, и все тетки. Такими же длинноногими и соблазнительными были и мои двоюродные/троюродные сестры (родных, к огорчению, нет). Будучи ребенком, я очень ими гордился.

Жили наши семьи неподалеку друг от друга, так что со многими из сестер я был очень близок с младенчества. Детками мы совместно барахтались на взрослых праздничках, пекли картошку на пикниках, часто собирались на шашлыки (только для братьев и сестер). С некими же из сестер, из-за их отъезда в далекие городка либо из-за большой различия в возрасте, я общался реже. Мне довелось следить, как с пришествием соответственного возраста сестренки начинают встречаться с парнями, слушать рассказы об их девичьих переживаниях, а позже и выдавать их замуж.

А в один прекрасный момент и я переехал жить в другой город, ворачиваясь в родные места только раз в пару лет.

Очевидно, в подростковом возрасте у меня был маленький период, когда с теми из сестер, кто постарше, мы придумывали легкие эротические игры – 1-ое знакомство с обратным полом. Но по общему неразговорчивому решению это уже давным-давно было предано полному забвению (хотя, кто их знает?). А тем временем подрастали и младшие сестры …

Наверное, неким из вас знакомо чувство приятного удивления, когда уже взрослым взором наблюдаешь за расцветом и созреванием бывших малышей, в особенности девчонок. Как у их формируются соблазнительные припухлости в подходящих местах, как возникает кокетство во взорах и игривость в общении.

Время от времени приезжая в родной город и встречая подрастающих младших сестренок, я с огромным ублажение отмечал, какими же они становятся хорошими, какие длинноватые и ровненькие у их ножки, какие тонкие фигуры и красивые мордочки. К этому времени у меня уже полностью сформировалось собственное представление о женской наружности: о прохладной подиумной красе – эстетической радости только для глаз, и о красе, которую охото к тому же держать в руках, от прикосновения к которой волны тепла расползаются по всему телу. Отмечал я и то, как мои сестренки соответствуют моему личному эталону наружности, его второму, теплому и земному воплощению.

Вобщем, все это было только наслаждение старшего брата, гордящегося младшими. Хотя в почти всех культурах сексапильные связи даже с двоюродными сестрами (кузинами), не говоря уже о троюродных, воспринимались обществом как полностью обычные, мы-то все росли рядом, дружно и даже, пожалуй, несколько патриархально. Потому любые мысли о мельчайших сексапильных отношениях меж братьями и сестрами воспринимались всеполноценным инцестом.

В итоге полностью все более-менее определенные фантазии, гонимые глубинными запретами, проскальзывали очень изредка и мимолетно, по самой поверхности сознания. Но не так давно, совсем внезапно для меня вышло преодоление первых слоев смущения. Конкретно об этом случае я и желаю вам поведать.

Дело было на большой вечеринке, на которую я попал, в очередной раз возвратившись в родной город после долгого отсутствия. Народу на ней было достаточно много – больше полусотни человек, посреди их половина моей местной родни (в особенности ее юная часть), их друзья, друзья друзей и т.д. Там-то я встретил свою троюродную сестру Дину. В данный момент ей исполнилось кое-где 20 с маленьким лет, при всем этом меня она младше приблизительно лет на 10. Мы не виделись с ней уже пару лет. В свое время я находился на ее свадьбе, позже лицезрел ее только в один прекрасный момент мимолетно, и больше ее судьбой особо не интересовался (она не заходила в число самых близких сестер, в том числе и по возрасту). Уже тут я вызнал, что, как это часто бывает с прекрасными девчонками, с первым супружеством у нее не сложилось, потому и на вечеринке она была одна.

Столкнулись мы с Динкой еще на праздничной части праздничка, будучи практически трезвыми. Я не буду заливать, что все черты ее наружности были превосходными либо чего-нибудть в этом роде, это было бы прилизанной подростковой фантазией. Но она очень близко соответствовала моим личным предпочтениям. Представьте для себя достаточно высшую (см, приблизительно, 175) натуральную блондиночку (не выношу крашеных) с длинноватыми, чуток вьющимися волосами, с малость весноватой смешливой мордочкой (не иконой, а просто хорошей и приветливой), в светлой обтягивающей безрукавке, с маленькими и еще высочайшими грудками – яблочками (это приблизительно 2-й размер, не так ли?), с практически плоским животиком и узенькой родовой талией. Белоснежные, с узкой темной полосой облегающие штаны подчеркивали длиннющие тонкие ноги и аппетитно кругленькую попу (мне нравится, когда она не очень большая, но ягодицы непременно должны расходиться в стороны, а не сжиматься).

*****

По истине прекрасные дамские ножки (пропорциональные- тонкие, но не очень худые- ровненькие, что поточнее всего определяется при взоре сзади- с высочайшими щиколотками и без выделяющихся икр и т. д.) в действительности попадаются не почаще, чем у одной из тыщи женщин. Даже общепризнанные модели владеют ими далековато не всегда. Да и просто прекрасные ножки – это драгоценность, встречающаяся еще пореже прекрасных лиц. И это обязательное условие, чтоб при взоре на даму у меня заныло под сердечком. Лицо, фигура, грудь – все это может быть и просто хорошим, но ноги просто должны быть прекрасными (эрекция, естественно, начнется и без их, но душа-то уж точно не запоет).

*****

Естественно, в 19 лет, на собственной свадьбе Дина смотрелась еще свежее и трогательнее, зато на данный момент в ней было еще больше взрослой женской мягкости и уравновешенности. И, все же, для мужчины за 30 она все еще казалась юной и ласковой. Помню, как, разглядывая ее, я в очередной раз позавидовал избранникам моих сестер (и опешил тем, кто их отпускает). Впервой и совсем внезапно для меня в голове скользнула идея: так притягательно было бы на данный момент обнять ее не по-братски, а по-мужски – с удовольствием.

Вечеринка равномерно вошла в свое русло, плавненько переходя в очевидную пьянку по поводу чего-то там. Мы ели-пили, болтали-танцевали, временно зависая то в одном месте, то в другом. Временами мой взор натыкался на Дину, опять и опять пробегая по привлекательным линиям и извивам ее фигуры. В голове уже малость шумело, границы приличий понемногу отодвигались, пальцы периодически на уровне мыслей ощущали упругость Динкиной талии, нежность ее маленьких грудок, мягкость бедер и попы. Теплые всполохи прокатывались по телу от столкновения волн «хочу» и «нельзя», от понимания того, что желания все далее попадают за личную грань допустимого.

*****

Если новенькая партнерша от всей души раскрывается мне навстречу, то я никогда не спешу с усилением контакта. Чтоб вволю насладиться свежестью восприятия, знакомство с ее телом должно протекать плавненько, по нарастающей, равномерно проходя через всю палитру чувств. Важные воспоминания в сексапильном контакте для меня дают зрение и осязание.

Любование прекрасной женщиной со стороны рождает спокойное внутреннее ублажение, схожее на наслаждение от гармонического ландшафта, неплохой свежайшей шуточки либо марочного испанского вина. Еще приятнее рассматривать женщин в более доверительных ракурсах, как невинных, так и особенных. Но что может сравниться с наблюдением за мимикой расслабленного девичьего лица, реагирующего на стимуляцию эрогенных зон?

При осязании же 1-ое наслаждение я стараюсь получать только через ткань, К оголенной коже можно …притрагиваться поначалу исключительно в области рук, шейки, лица. Нельзя сходу хватать партнершу всей ладонью, 1-ые чувства, по способности, должны получаться от легких касаний, скольжений и нажатий, при этом непременно подушками пальцев. И ни при каких обстоятельствах нельзя стремительно перебегать к стимуляции эрогенных зон (очевидно, если нет необходимости стремительно расслабить партнершу), по другому сильные 1-ые чувства обесценят более слабенькие следующие (и даже могут быть не очень приятны из-за их болезненной резкости), а, означает, сократят период новизны.

*****

Вереница следующих событий запомнилась мне уже в некой спиртной дымке …

… Я рассказываю какие-то смешные рассказы. Дина посиживает неподалеку, с другой стороны стола и поддерживает меня хохотом …

… Каким-то образом мы встречаемся с ней в парном танце. Я подгадываю момент и рассказываю ей, как горжусь красотой всех моих сестер, как близки они к моим личным принципам красы, как я по-братски любуюсь лично ею и даже малость сожалею, что она – моя сестра. Динка посмеивается мне в плечо и деланно выражает сострадание…

… Объявили некий конкурс для женщин и одной из участниц избрали Дину, в качестве напарника она вытаскивает меня. Я изо всех сил подыгрываю, пою и корчу морды. Динка стоит у меня за спиной и, смеясь, обымает меня за шейку …

… Сейчас мы оказываемся за столом уже рядом. Я подливаю ей вина, что-то рассказываю, легко-легко приобнимаю за талию, убирая руку, осторожно провожу пальцами по Динкиному бедру. По нраву пробегает легкая дрожь (хочу-нельзя, ХОЧУ-НЕЛЬЗЯ!), но алкоголь делает свое дело – чуток позднее я на короткий срок возвращаю руку уже чуток ниже талии и, убирая ее, подушками пальцев постукиваю сестренку по высшей части попы. На большее я пока психологически не способен, мне необходимо созидать хоть какую-то реакцию. Если она будет негативной, то в этом случае, от греха подальше, лучше будет тормознуть.

Ожидать приходится недолго. Потянувшись за салфеткой с моей стороны стола, Дина вроде бы ненароком кладет ладонь на мое бедро. И снова, уже чуток повыше. Я стараюсь реагировать естественно, чтоб не смутить ее, но стараюсь поймать выражение ее глаз. А в очах этих плещется сладкий кошмар. Похоже, к ней тоже приходит осознание того, что, по-видимому, меж нами на данный момент происходит (в принципе, дамы – существа более робкие, но уж если разойдутся, мужчинам до их бывает далековато) …

… Совместно со многими гостями мы дышим вечерним воздухом. Все разбились по парам и группам, на иных людей внимания уже практически никто не направляет, так что и мы с Диной оказываемся фактически уже наедине. В общении мы временами касаемся друг дружку, на душе у меня больше теплеет. Парой ненамеренных (а, может быть, и нет?) движений сестренка мимолетно дотрагивается до моего члена. Я вздрагиваю от неожиданности и наслаждения, а член начинает приметно подниматься.

Я смущаюсь и пробую чуть отвернуться. Но Динка замечает мою реакцию на нее, немного пожимает плечами, улыбается и вдруг…!!!… прижимается бедром прямо к моему члену. Я чуть ли не стону от истомы и прилившего тестостерона! Через несколько секунд, выждав спад волны наслаждения, я уже откровенно провожу кончиками пальцев по внутренней поверхности Динкиных ягодиц и одной рукою прочно прижимаю ее за попу еще плотнее к для себя. И еще несколько раз, волной …

… Мы не держимся рядом всегда, чтоб не завлекать ненадобного внимания, но, когда нас временами сталкивает масса, то улыбаемся уже совершенно по иному: с пониманием того, что мы сообразили друг дружку и можем отбросить робость и смущение- со смакованием того факта, что мы делаем что-то не очень правильное, но умопомрачительно приятное. Находясь посреди друзей и родственников, мы с Диной не доходим до обнимания либо чего-то большего, но повсевременно ласкающе касаемся друг дружку: рук, животика, груди, бедер, ягодиц. Я в буквальном смысле наслаждаюсь …

… Не знаю, до чего бы мы в конечном итоге докатились, но позже нас как-то навечно разнесло в различные стороны, потом алкоголь доделал свое дело и по-настоящему пробудился я уже лишь на последующее утро, через похмелье вспоминая свои вчерашние «подвиги».

Будь на месте Дины неважно какая сторонняя девчонка, и вспоминать-то было бы не о чем, но это была моя СЕСТРА! И не какая-нибудь далекая, а жившая всю жизнь по соседству, к тому же младшая, выросшая на моих очах. При всем этом я уверен, что и Динка отлично понимала, что конкретно она делает, все-же она была сейчас уже не доверчивая молодая дура. Но, вот, с каким чувством она все это вспоминает сейчас, на трезвую голову?!

Несколько позднее, пытаясь разобраться, что все-таки конкретно доставило мне такое удовольствие, я сообразил – из-за близости к инцесту эти чувства были сродни моим первым осознанным контактам с девченками в подростковом возрасте, тому тихому экстазу от прикосновения к новым, щекочущим душу наслаждениям.

В принципе, я мог бы и сочинить эффектную концовку, заполненную всеполноценными сексапильными изысками, но что все-таки делать, если в реальности ее не было? Естественно, многие могут сказать, что без сцен откровенного секса все эти художественно-чувственные тонкости – просто ерунда, пустая обертка без внутренности, но ведь реально желание и удовольствие появляются только в нашем мозгу, а не на кончике члена. Как гласил старик Хайнлайн: «Иную даму поцеловать приятнее, чем других оттрахать».

И позже, я ведь застарелый холостяк, ну и Динка на данный момент не замужем. Живу я далековато от семьи, зато практически в курортном месте, потому родственники и друзья время от времени приезжают ко мне на отдых. При желании почти все можно организовать. Но только очень и очень потаенно. Если о кое-чем схожем выяснит наша родня, то молодежь, хотя и со смущением, но, наверняка, все таки меня усвоит, а вот старшие – точно проклянут.

Я укатил к для себя домой, а с Диной до самого конца моего пребывания в родном городке больше не виделся (не исключено, что она и специально пробовала меня избегать). Но на уровне мыслей я периодически все еще возвращаюсь к ней. Сейчас сижу и пишу, размышляю. Все-же Дина – это моя сестра, это табу. Но и сестра-то ведь она всего только троюродная, означает, это вроде вроде бы и не совершенно считается. Но очень уж крепки и высоки внутренние барьеры, в особенности без алкоголя.

Что посоветуете?

E-mail: [email protected]