Невероятное одолжение. Часть 3

Категория: Инцест

Брат высился над Ольгой живым памятником, поглаживая ее голову, и беспрестанно шепча нежные слова, горячил и без того уже взмокшую от энергичных движений головой, даму. Но вот наступила 2-ая кульминация. При этом — о, Боже — кульминация для обоих участников этого сумасшедшего дуэта! Ольга, вздрогнувшая от рева кончающего брата, стала торопливо глотать порцию за порцию семенной воды, невольно подражая героиням некогда увиденного ей порнофильма. По ходу дела она успела отметить превосходный, густо-пряный вкус стекаемого в рот мужского молочка. И здесь же ощутила полностью запредельное наслаждение, которое внезапно пронзило ее оголенные органы и стало рассыпаться по телу хаотичными, приятно щекочащими искорками. Комета достигнула момента правды! Ради такового непередаваемого блаженства можно пойти на почти все. На очень почти все! .

Дима и Ольга приходили в себя от испытанного счастья. Женщина начисто облизала орган брата, и подняла на парня лучистый взор довольной дамы. Дмитрий провел пальцами по ее мокроватым губам, очень опухшим от насыщенной и непривычной работы. И промолвил:

— Ольга, ты наилучшая! Ты — мисс вселенная! Ты самое драгоценное, что у меня есть, сестричка, — произнося эти слова, он осознавал, что примерно похожие чувства переполняют и даму, стоящую перед ним на коленях. Она — его, он ее владык, и он счастлив от этого беспрекословного обладания. А его старшая сестра непомерно рада вверить ему себя, и готова не раз доставить ему (и для себя тоже!) наслаждение. Дмитрий вновь, сейчас уже оценивающе, поглядел на свое секс-приобретение в лице наиблежайшей родственницы, и поднял Ольгу на руки. Губки партнеров снова объединились, и длительно не размыкались.

— Ты у меня сильный, реальный мужик, — в конце концов, оборвала поцелуй женщина. — Пойдем, отметим это в кафе!

— Пойдем, но тебя не смущает… — начал было Дмитрий. И получил перспективный ответ, снова подтверждающий, что все произошедшее — не сон.

— Сейчас меня не достаточно что смущает! И позже, это так особенно, как будто в эротическом романе. Мне и самой интересно — каково это, посиживать на людях без трусиков!

Отметив в кафе неординарное событие восхитительным салатом, мороженым и кофе, брат с сестрой пошли на поиски жилища. Они решили снять квартиру на день, чтобы не сиять в гостинице и не разъясняться еще раз с администрацией. Операция «жилье» удалась на славу, и после недолгих маневров, в том числе — с доставкой вещей сестры, Дмитрий и Ольга оказались снова одни, в милой однокомнатной квартирке, очевидно созданной для свиданий.

Брат пошел в душ, пока сестра распаковывала свою дорожную сумку. Сперва, что она сделала — извлекла оттуда несколько разноцветных лоскутков нижнего белья. Придирчиво оглядев собственный арсенал, Ольга отложила ярко-синие, переливающиеся на свету, атласные стринги и комплектный лифчик. Потом вынула из собственной сумочки прежние трусики и глубоко вдохнула сырой запах, источаемый шелковым комочком, забрызганным спермой. Непременно, это заводило даму. В памяти снова выплыли недавнешние действия у реки. Ольга направилась к двери ванной комнаты…

Сестра застала Дмитрия, стоящего под душем, и мылящего свое тело. Лицезрев вошедшую, юноша малость растерялся, но, спустя мгновение, совладал с этим. И даже как-то приосанился, представая перед сестрой во всей собственной юношеской красоте. Прямо на очах мужской орган стал наливаться жесткой силой. Сейчас смутилась женщина, но, все же, решительно взяв в руку гель для душа, стала растирать жидкость по телу брата. Она скользила собственной намыленной рукою по груди, потом перебежала на его спину и ягодицы. Брат возбудился основательно, но в планах сестры было заняться эротическим сеансом малость позже. Ну и самой умыться бы не мешало. Потому она мягко выпроводила парня в комнату, а сама, прихватив маленький халат и атласные тряпицы, скрылась в ванной. Одеваясь, Дмитрий направил внимание на произведение собственного снайперского искусства — оставленный второпях влажный шелк как и раньше белел на столике трюмо.

Через пару минут шум душа стих, и в дверцах показалась облаченная в легкий халат Ольга. Она мгновенно увидела свои промах с бельем, и стремительно привела все в порядок. «Трусики нужно простирнуть», — вслух отметила женщина. И здесь же ощутила на собственных плечах руки брата. Он стал сзади нее, губками прогуливаясь по девичьему затылку, и, не прерывая этого приятного занятия, тихонько спросил: «А на данный момент на для тебя какие? Покажи!». Женщина оторвалась от жаркого парня, и, встав в центре комнаты, раскрыла халатик. Дмитрий нацелил собственный плотоядный взор на голубий атлас стрингов и бюстгальтера. Соснов не успел произнести просьбу продолжить стриптиз: сестра додумалась об этом сама. Похоже, что ей и самой нравилась эта игра, ее возбуждал настолько пристальный энтузиазм брата к женскому нижнему белью. Ее белью.

В очах Ольги мелькнула бесовская искорка, и она предъявила себя брату — поначалу изображая танец животика, а потом откровенно подражая южноамериканским стриптизёршам. Зрачки брата расширились до невообразимых границ, он стал дышать как матерый бык, изготовившийся к бескомпромиссной схватке с матадором. Женщина скинула лифчик, открыв маленькие, но прочные яблочки собственных грудок с призывно торчащими розовыми сосочками. Сделав поворот вокруг оси, она согнулась напополам, показывая собственному единственному зрителю упругие дамские ягодицы, как будто разрезанные напополам символической тканью стрингов. Рукою она провела у себя меж ног, на мгновение задержав ее на обтянутых трусами половых органах. После чего поднесла руку к носу, и театрально-громко вдохнув, изобразила ароматичное удовольствие. Женщина замкнула веки, готовя очередной, и самый шокирующий сюрприз для брата. Очень медлительно, смакуя каждое движение, Ольга принялась снимать последний предмет собственного туалета. И… трусики полетели на широкую тахту, стоящую в углу комнаты. Вот она, кросотка, настолько кропотливо оберегаемая девицами от сторонних взоров и притягивающая самцов сильнее самого массивного магнита! Сначала Дмитрий направил внимание на волосяную стрелочку модно подбритого лобка. Налюбовавшись этим произведением интимного парикмахерского искусства, юноша воззрился на дамский орган. Соснову почему-либо сходу пришло в голову сопоставление с розовой морской раковиной, либо поточнее — со створками устрицы, обрамленными парой кожистых складочек. Сестра как и раньше не открывала глаз, разумеется, сражаясь со стыдливостью, присущей неопытным дамам.

Дмитрий, оценив настолько колоритное представление, в миг оказался в ногах у сестры и впился чувственным поцелуем в эпицентр собственного желания. Как безумный, он стал покрывать щелочку сестры поцелуями, а, услышав длительно сдерживаемый стон девицы, губками обхватил складочки влагалища. Он максимально ясно почуял воду и очень возбуждающий запах заведенной самки. Дмитрий обезумел, и стал энергично водить своим мокроватым языком по всем точкам дамского средоточия, все почаще задерживаясь на бугорочке в верхушке вагины сестры. Ольга застонала еще громче, лобком подаваясь навстречу сосущему ее влагалище брату. Она уже не смущалась, оглашая комнату эротичными возгласами — один был громче другого. Ее рука по-хозяйски напористо ерошила волосы на голове бойца, вжимала ее в собственный пах.

Такового кайфа Ольга еще не испытывала никогда в собственной жизни: юркий мужской язык плавал в глубинах ее влагалища, даря непередаваемое удовольствие. Дмитрий все явственнее чувствовал, как из недр влагалища сестры на его язык, губки и подбородок стекает сладковато-мускусная жидкость. Брат усилил подвижность языка, сконцентрировав свои оральные ласки на нежном микровозвышении. Через несколько минут животик сестры завибрировал, его мускулы заиграли, движения бедер вытанцовывали причудливую тарантеллу, а сама женщина заместо звучных стонов вдруг как-то жалобно заскулила. Сладчайшая …судорога пронзила Ольгу, даря рту брата малюсенькое озерцо женской секреции. Дмитрий продолжал вылизывать половую щель сестры, как будто рачительный кот. Каждое соприкосновение шершавого языка парня откликалось во влагалище сладостным током, заставляя содрогаться даму, плывущую по приятным волнам оргазма.

Член брата стоял по стойке смирно, напоминая пульсирующий кровью клинок, грезящий угодить в ножны. Ольга все сообразила. Она подошла к тахте, содрала покрывало и, как будто подкошенная метким выстрелом лань, свалилась на покрытое простыней ложе. Женщина призывно развела свои ноги, давая брату возможность насладиться ухоженной его языком раковиной. И уже не оставляя колебаний в том, что на данный момент произойдет очень принципиальное в жизни обоих. Клинок брата вошел в ножны сестры, пробивая для себя дорогу в покладистых глубинах дамского органа.

Дмитрий начал фрикции, сразу путешествуя своими руками по телу Ольги и беспрестанно покрывая поцелуями сестру. Он вгонял собственный член в ее влагалище, наращивая темп, как будто по советы Ференца Листа пианистам «резвее — еще резвее — резвее, как может быть — еще быстрее». Ладошки теребили грудки, кончики пальцев поглаживали затвердевшие дамские соски, большие капли пота стекали со лба парня, растекаясь по телу подмятой им девицы. Дуэт подходил к точке высшего наслаждения. Дмитрий наяривал в недостижимом темпе, доставая своим органом самые далекие закрома увлажненной и раскаленной Ольгиной пещерки. Сестра почуяла приближение развязки, и вдруг идея пронзила ее мозг: «Это путь в никуда!». Но тайфун нарастающего наслаждения накрыл эту мелькнувшую на мгновение идея, побуждая заорать в глас совершенно другое: «Давай, родной, давай, возлюбленный!!!»

Понукаемый этим возгласом Дмитрий сделал еще несколько энергичных движений и захрипел, расставаясь со своим припасом спермы, заливая глубины сестры запрещенным семенем. Он заполнял чрево Ольги жаркой сметанкой, подводя логическую черту их отношениям, которые начались с неописуемого одолжения девицы, прибывшей навестить собственного брата. Дело было изготовлено. Путь в никуда начался со сладчайшего момента, лишиться которого у этих обоих уже не доставало сил.