Ольга. Вначале была боль

Категория: Экзекуция

Это были легкие дела. Мы стремительно повстречались, стремительно условились об критериях и пожеланиях, стремительно оказались в раздетом виде.

Она в чулках, в грубом собачьем ошейнике, стояла на коленях, сосала, постанывала. Позже порка, она ее обожала и умоляла ее наказать. Обычно я привязывал ее к стойкам кровати и смачно порол ремнем. Она обожала ремень, не плеть, не стек, а широкий мужской кожаный ремень.

От вида ее исполосованной жопы и спины я дико заводился. Она только приподнималась и где то меж стоном – к тому же посильнее, — получала очередной удар.

Ей нравилось наказание и боль. Игра в нехорошую девченку, которой задирают юбочку и наказывают – сводила ее с разума.

Особо больше ничего и не было, мы встречались, я порол ее, она сосала, я кончал ей в рот. Она просила не ебать ее. Ей необходимо было только получить порку.

Но это было так скучновато. И потихоньку мы стали улучшать игры. Я настаивал, она даже посопротивлялась, но стала принимать.

Ей стала нравится покорность, не то, чтоб она этого желала, но желание испытать что-то новое и похотливость и развратность толкала ее вперед.

Я стал трахать ее вибраторами, вводить в жопу заднепроходную пробку и заставлять так ходить. Не всякий раз, но через один раз она соглашалась. Было занятно следить, как она погружается с головой в тему, как ей все в большей и большей степени нравится, то, что она получает.

Просто порка стала не увлекательна, хотя и осталась возлюбленной ею частью игры.

Я обожал связать ее, обездвижить на час либо больше. Привязать к стулу. Руки за спинку, от плеча и вниз веревкой, ноги к ножкам стула, обширно раздвинув их. Она была вся у моих ног, в моих руках. Я вставлял ей в рот кляп-шарик и порол ее. По сиськам, по пизде, по ногам. Она вопила, даже рыдала, роняя слезы на шарик. Но я касался ее увлажненной пизды и осознавал, что она желает еще. Я вставлял в нее вибратор, большой, включал на полную. Она посиживала на нем. И повсевременно держалась в возбуждении, время от времени я чуток надавливал ей на плечи либо покачивал. Время от времени она кончала. Вот этот принужденный оргазм ее лишал рассудка.

Чувство обездвиженности, несвободы, вот что стало ею обладать.

Я никогда не был огромным люителем связывания, но ее упорство меня заводило. В один прекрасный момент я выпорол ее. Очень, по пизде, по сиськам, по жопе. Позже выебал в рот, агрессивно, но удержался и не стал кончать, хотя необходимы были какие то пара движений.

Я бросил ее на пол, таковой стиль был уже свойственен нам в отношениях. Грубой веревкой стянул руки за спиной и стал массировать анус.

Она умоляла не трогать ее жопу, не ебать туда, рыдала. Но я упрямо массировал ее жопу, ввел один палец, позже 2-ой. Поебывая ее, наслаждаясь ее умоляющими криками и все более частыми стонами, я поигрывал ее клитором.

Она подавалась вперед, пробовала глубже быть на пальцах, но ее тормозила резкая боль. Вобщем, боль стала уходить. Я медлительно стал вводить в нее хуй. В ее жопу.

И итоге, я размашисто и очень накачивал ее жопу. Длительно я не видержал и кончил. Залил ее спермой изнутри, вгоняя хуй резкими толчками.

Развязав ее, я натолкнулся на истерику, дескать, как ты мог, я была против, я уйду…

Я отдал ей пощечину. Она села на диванчик и смотрела на меня не моргая.

— Иди. Захочешь возвратиться, будешь умолять и просить.

А ты будешь, твоя блядская пизда не сумеет без этой боли, без связанных рук, ты просто не сможешь по другому. Я подожду, но позже я накажу тебя. Сообразила?

— Да. Она прикрывала грудь руками. Свела ноги совместно. Она смущалась меня, может быть и страшилась.

Я сделал это преднамеренно, если она на данный момент все усвоит и позже придет, то будет неплохой рабыней, если нет, то остается в обыкновенной жизни и будет счастлива, только время от времени вспоминая о боли и руководстве и у нее будет ныть понизу животика, а трусики мокнуть.

Я бросил ей одежку. Предложил подвезти. Она только помотала головой.

На пороге она обернулась, обняла меня за шейку и поцеловала в щеку. Как то девственно и трогательно. Я ощутил ее слезы на собственной коже.

Я стал ожидать. Скучал по ее телу, острым сосками, пятой точке, что я только разок выебал. И по ее похотливому стону…

И, конечно, оказалось, что это была наша не последняя встреча