Приятные воспоминания детства

Категория: Инцест

1. Татьяна (начало)…

Это случилось летом 1998 года. Тогда, отлично закончив девятый класс, я собирался на каникулы в деревню с моим другом Пашкой. Мы с ним были неразлучные друзья и дружили с юношества. Я отлично знал его родителей, а они мою мама, ибо отец мой погиб, когда я был в 5-ом классе. Маму Пашки звали Татьяной, ей было 38 тогда. Я заглядывался на неё ещё с 5-ого класса. Это была полненькая, но не толстая дама, с грудью 5-ого размера, среднего роста и выраженной талией. Она всегда прогуливалась дома в футболке и юбке, только время от времени выходя из ванны в банном халатике, под которым, я замечал, ничего не было. Но… Давайте всё по порядку.

Когда в шестом весь наш класс шел на демонстрацию, я забежал по пути за Пашкой. Меня встретила тетя Таня в халатике и, пригласив домой, закрыла дверь и зашла в ванную. Пашка еще одевался и я стоял ожидал в коридоре. В один момент из ванной раздалось: «Паша не входи в ванную, а то мать нагая!». При этих словах мой член в миг прибило к животику. Через несколько минут Павел был готов, и мы с ним ушли.

После чего денька я практически «заболел» тетей Таней. Она мне снилась ночами и я пробуждался с влажными брюками от спермы. Я нередко следил за ней во дворе, когда она в очередной раз ворачивалась из магазина и несла продукты. Я следил, как подрагивают при ходьбе её сиськи, а обтянутая юбкой жопа виляет в такт движениям и вырисовывает контуры её трусиков.

Я подбегал к ней и предлагал посодействовать донести сумки до квартиры. Она с благодарностью воспринимала предложение, лаского потрепав меня по голове. Я подымался за ней в квартиру и млел от экстаза, созерцая её зад, поднимающийся впереди меня по лестнице в каких-нибудь полметрах. Зайдя в квартиру, она скидывала туфли, брала сумки и несла их на кухню, а меня всегда звала пить чай.

Была середина декабря. Я шел после школы домой и повстречал на улице тетю Таню. Я вновь напросился посодействовать ей донести сумки домой. Далее было всё как обычно. Мы подымалиь по лестнице, мои глаза пожирали её виляющий зад. Позже мы вошли, она пригласила меня на кухню попить чай. Я, как завороженный, пошел на кухню и сел за стол. Она налила чай, села напротив меня, закинув нога на ногу, и предоставив, сама того не подозревая, мне видеть её трусики и ляжки. Тетя Таня смотрела на меня и по-доброму улыбалась. Мой член вероломно встал тогда, и я побагровел.

— Ну, как дела в школе? – спрашивала она.

— Да нормально, — отвечал я и опускал глаза.

— Как там мой разгильдяй? У него вроде с арифметикой трудности?

— Были, но на данный момент все в порядке.

— Да знаю я про этот порядок! – махнула рукою Татьяна. – Ты ему все помогаешь и решаешь, вот и выплывает он. Ты пей чай, а то остынет.

— Спасибо, тетя Таня, я еще чуточку и пойду.

— Да сиди! Куда спешить, Миша? Пашка на тренировке, супруг на работе. Сижу вот здесь одна, скучаю. Хоть с тобой поболтать могу. На данный момент отдохну часок и буду ужин готовить моим мужикам.

Я посиживал и понемногу начал привыкать к общению с ней. Застенчивость равномерно сменялась любопытством. Допив чай и сказав спасибо, я встал из-за стола.

— Напился? – спросила она.

— Да, спасибо, тетя Таня!

— На здоровье! Иди посиди в комнате на диванчике, а я на данный момент протру тут пол и тоже присяду.

Я сел на диванчик и включил телек. Татьяна пошла в ванную и через минутку вышла с влажной тряпкой. Дальше, о Боже, она наклонилась и стала протирать полы, но юбка её задралась, и я увидел беленькие трусики и обширное лоно, которое так приманивало меня. Мой член свирепо встал, а она продолжала мыть пол, без стыда виляя своим задом и вызывая у меня возбуждение до удушья в горле.

Это действо продолжалось менее 3-х минут, но мне показалось это была вечность. Она ушла в ванную и появившись через секунду произнесла мне: «Мишуня, я пойду помоюсь, ты не входи. Отлично?». Господи! Для чего она мне это произнесла! Ну, для чего! Ведь я и так весь был на взводе. Я услышал, как полилась вода, как она стала литься с прерывающимся шумом. Я представил, как Танюша умывается, и по её оголенному телу стекают струйки воды, «обнимая её»… Через 5 минут она вышла в халатике.

— С легким паром! – произнес я.

— Спасибо, Мишуня! И она села со мной на диванчик, расчесывая волосы. – Что демонстрируют? – деловито спросила она, расчесываясь.

— Да всякую ер-рунду, — ответил я, заикаясь от волнения.

В это время по телеку демонстрировали сериал «Жизнь Клима Самгина» и сцену соблазнения служанкой Клима.

— А у тебя уже есть девченка? – внезапно спросила она, совсем обезоружив меня.

— Н-нет. – ответил я быстрее механично, чем обдумано.

— Удивительно, — проговорила она, подсаживаясь ко мне впритирку. – У такового парня девчонок, по-моему, должно быть море. Правда, они на данный момент все такие глуповатые и недалекие…- она положила свою руку мне на колено.

— Тетя Таня, я пойду домой! – произнес я, пытаясь привстать.

— Ну посиди, милый ты мой. – удержала она меня. – Неуж-то я такая неинтересная? – спросила она, коварно гладя мне в глаза. – Взгляни какая у меня грудь, какие ноги…- с этими словами она сбросила с себя халатик и смотрела на меня горячим дамским взором.

Я удивился, смотря на неё и пораженный увиденным. Мне тогда казалось, что тыщи мартеновских печей раскалились у меня снутри и угрожали в хоть какой момент подорваться. Член прибило так, что я задумывался он подорвет ширинку в брюках. Так я смотрел на неё минутки три. Мы оба молчали. Я смотрел на неё как ошарашенный котенок, а она коварно улыбалась, смотря на мой испуг.

— Ну что? Пришел в себя, Миш? – нарушила она тишину и засмеялась. – Прекрасная я? Можно такую ебать? Ну, не багровей, не багровей. Поди все руки уже стер в мозоли на меня. Я же вижу как ты на меня смотришь. – она подошла ко мне, обняла и притянула к для себя.

– Но знаешь, что главное? Главное, что и я на тебя запала и уже не отпущу.

C этими словами она притянула меня к для себя и принялась целовать, лаская рукою у меня меж ног. Я некое время ещё сдерживался, но через минутку уже также жарко начал её целовать, гладя её ноги и шикарный зад.

— Мммм, ты мой сладенький! – приговаривала она и продолжала меня целовать. – Поди баб ещё не приходилось целовать, а? – отрадно спрашивала она и, начиная расстегивать мою рубаху. – Вон как член натужился. Давай освободим его. – и она принялась расстегивать мне ширинку.

— Может не надо, тетя Таня. – непонятно проговорил я.

— Ну, ну же, миленький. Не надо противится похоти, Мишутка. Знай, тетя Таня сделает для тебя приятно и обучит всему. Для тебя ведь уже просто нужно сливать сперму, чтоб быть размеренным и радоваться тому что живешь. А я для тебя помогу в этом. Я помогу для тебя стать реальным мужиком, который будет являться позже грозой всех баб. – она рассмеялась. – У тебя для этого все есть задатки. Смотри, какой он у тебя большой, жесткий и так гордо и деловито стоит! Красавчик! – с этими словами она сняла с меня штаны и рубаху.

Всё это время я гладил её ягодицы и равномерно после поцелуев, похотливых дискуссий и ласк стал приходить в себя и успокаиваться. Потные ладошки равномерно сохнули, более частое дыхание пришло в норму, кровь отхлынула от лица. Во мне пробуждалось мужское начало, пробуждался самец, который желал отыметь эту самку, которая, в свою очередь желала, чтоб её трахнул юный самец.

— Ну, как для тебя мои сиськи? – спросила она малость отстранившись.

— Они несравненны, тетя Таня! – ответил я и взявшись 2-мя руками за их.

— Вот это по-нашему! – отрадно произнесла Татьяна. – Чувствуются руки самца.

— Да вы не представляете как. – произнес я и, сжав сиськи руками, притянул её к для себя и начал целовать.

— Ой, как это здорово! – обрадовалась она. – Для тебя нравится повелевать самкой! Я всегда об этом желала! Ещё с юношества! Помню желала огромную семью, сильного и надежного супруга и сумасшедшего бесшабашного секса.

— Ну и что, вышло?… – спросил я перестав лобзаться.

— К огорчению…нет. – вздохнула она. – Большой семьи не вышло.

1-го Пашку родила. Сильного и надежного супруга нет, есть низкий и невзрачный муженек, который ничего из себя не представляет в кровати. А я обычная баба! Мне секса охото! Сумасшедшего, жесткого, бесшабашного! И она накинулась на меня с поцелуями с двойной силой.

Я снял с себя оставшуюся одежку.

— Так давай воплотим твои мечты в жизнь, хотя бы отчасти! – произнес я.

— Давай, родной! Давай! – отрадно воскрикнула она. – А с чего начнем? Можешь разглядеть меня, изучить. Делай со мной, что для тебя охото! А я буду подстраиваться под тебя. Необходимо, чтобы ты без стеснения знал всю женскую анатомию. Поначалу ты сам взгляни, а позже я тебя научу и всё расскажу и покажу. А то вы с мальчишками это постигаете в рассказах, сидя на лавках, либо в подворотнях на юных ссыкухах. А я тебя сама всему научу, без их!

После этих слов мы с ней подошли к диванчику. Она легла на спину и обширно раздвинула ноги.

— Смотри, дорогой мой! Изучай бабскую суть. Смотри, какая у меня большая пизда. Это пизда не девчонки некий, это пизда взрослой рожавшей бабы. – с этими словами она раздвинула половые губки и моему взгляду стала большущая розовая дырень, сантиметра два в поперечнике.

— Ого! – воскрикнул я. – Не хилая дырка!

— А это моё влагалище. Оно такое огромное у всех баб, которые рождали, либо ебутся нередко. Нравится?

— Очччень… — стал заводиться я.

— Ну, потрогай, потрогай, раздвинь его! Оно же не укусит! – рассмеялась она.

— Я уже желаю туда залезть! – возбужденно произнес я и начал осторожно раздвигать дырку.

Мои пальцы ощутили слизскую жидкость, показавшуюся изнутри дырки. На мое удивление пизда растягивалась с легкостью и скоро моему взгляду стала розовая пещера Аладдина, со всеми своими сокровищами.

— Не больно, тетя Таня? – спросил я с волнением.

— Нет, естественно, Мишка! Смелее! Посильнее раздвигай её! Даже, если будет больно, я потерплю! Просто мне очень охото реального мужчины, а пизда покладиста только под мужской рукою! Я желаю твоей мужской силы! – начиная почаще дышать, произнесла она.

Я уже более смело начал растягивать дырень. Я просто лишился дара речи, когда увидел на сколько я сумел растянуть ЭТО! На данный момент дырень была уже приблизительно 5 см в поперечнике, а эта моя шлюха, которая Татьяна, лежала, закрыв глаза, тяжело и нередко дыша и просила ещё посильнее! О, дамы! О, бляди! Как вы таинственно устроены!

— Ну, что, сладенький мой, видишь какая она у меня большая и мокренькая! – томно спрашивала она.

— Да уж, тетя Таня! Пизда у вас что нужно! Я бы произнес большая! И что у всех баб такая большая, как у вас? – спросил я.

— Нет, не у всех! – улыбнулась она. – Только у тех кто рождал, у кого слабенькие мускулы влагалища и кто засовывает в пизду всякую огромную дребедень!

— А для чего? – поинтересовался я.

— Для чего? – опешила она. – А разве для тебя, как и многим мужчинам не хотелось бы, чтоб твоя супруга засовывала в себя, скажем бутылку из под пива? А позже вы совместно её вытаскивали. Либо она тужилась, как в родах, а бутылка вылезала бы под действием потуг?

— Да я как-то об этом не задумывался. – ответил я, другой рукою сжимая попеременно её сиськи.

— Ну, это поэтому, что ты ещё молод! Вот подрастешь малость, женишься, и у тебя возникнут подобные желания. Может даже более жесткие. Но вся красота в том, что нам бабам по сути нравятся все эти извращения! Просто многие об этом умалчивают, чтоб супруги не сочли их за порочных шлюх! Ну как? Как растянул мою дырку? – деловито спросила она.

— Да, думаю см на пять-шесть! – отрадно ответил я.

— Ух ты! А мой муженек чуть до 3-х ухитрялся! Вот видишь, какая она у меня покладистая! Вся в свою хозяйку!

— А вам не больно было, тетя Таня? – спросил я.

— Нет! Было малость, когда ты только начинал. – Ну, а сейчас дай мне твою руку. Ты у нас правша?

— Правша. – ответил я.

— Тогда давай правую руку. Так для тебя сподручней будет.

Я протянул ей свою правую руку. Она взяла с тумбочки некий флакон и нанесла мне на руку масляный гель. Потом она растерла этот гель по всей ладошки.

— А сейчас давай эту ладонь засовывай ко мне во влагалище, а я стопроцентно расслаблю его, чтоб вход был мягче. Давай, дорогой! Ну! – она взяла мою руку и ладонью направила прямо в свою дырень.

Я, завороженный этим действом, начал вводить руку в пизду!

Боже, какой это непередаваемый кайф! Моя рука заходила вовнутрь фактически без сопротивления. Только позднее, когда вошли пальцы, я ощутил сжимающиеся стены влагалища. А через несколько мгновений, когда раскрытая ладонь стопроцентно вошла, рука уперлась в мягенькую плоть, которая немного пульсировала и была вся в слизи. Я ощутил довольно большой скользкий и жесткий бугорок, посредине у него была щель. Мой указательный палец немного вошел в неё.

Мне показалось на величину ногтя. Судя по всему тете это доставляло настоящий кайф, так как пизда так и лилась соками.

— Ааааййййй! Уумммм! Ммааааааййййй! – раздалось вдруг из её уст.

— Что случилось, тетя Таня? Вам больно? – испуганно спросил я.

— Нннееетттт! Ааааййййййй! Хххооооррошшоооооййййййййй! Делай так ещё, миленький мой! Вот так! Пальчиком! Дддааааа! Аааааййййй! Господи, как хорошоооо! – и она, закрыв глаза, отбросила голову вспять.

Её руки скомкали накидку на диванчике. Соски натужились. Я продолжал тыкаться пальцем в её внутреннюю ложбинку и мне показалось, что она стала мягче и малость поглубже.

Животик тети Тани стал малость вздрагивать от судорог. Её более частое дыхание гласило об её напряжении и возбуждении.

— Ну, как вам, тетя Таня? – спросил я, продолжая действовать.

— Ооочень отлично! Ты мой неплохой! – нежно ответила она с ухмылкой. — Ну вот, Мишутка! Поздравляю! Сейчас ты получил боевое крещение. Ты вошел всей рукою в святая святых во влагалище и уперся в мою матку. Ощущаешь мякоть? А бугорок с ложбинкою? Ааааахххх! Это у нас именуется шея матки.

— Дддаааа! Тетя Таня! Это непередаваемо классно! – произнес я учащенно дыша.

— Ааааахххх! Оооойййй! Кккаааккк ккклааааассснооооо! – простонала она и её лицо скривила гримаса боли и радости.

Я начал ритмично вгонять и практически высовывать свою руку из пизды, благо амплитуда позволяла.

— Ещё, ещё! – орала она всякий раз, когда моя ладонь погружалась во влагалище. – Ещё! Да! Мишка, ты суууппеееррр! Аааммммммннн! Ооойййй! Мамочкаааааа! – орала она в истерике.

От таковой картины я весь взмок, член уже издавна исходил смазкой, дыхание участилось и главное, что меня это заводило, что я — юный мальчуган делаю это с дамой старше меня и к тому же это мама моего друга. Пизда уже издавна хлюпала под напором моих деяний и тетиных хотений. На диванной накидке под пиздой было уже даже очень огромное влажное пятно, которое вероломно блестело. А нам было все равно. Татьяна, запрокинув голову и учащенно дыша, лежала и конвульсивно дергалась на моей руке.

Я уже просто с силой вгонял собственный кулак, который я сжал снутри, и массировал её матку. Неожиданный очередной её вопль придал мне толчок и я, повинуясь инстинкту, не вынимая руку из пизды загнал собственный член сразу ей во влагалище. Я был так возбужден, что практически через 5 либо 10 толчков бурно кончил прямо вовнутрь. Я ощущал, как сперма стукнула мне в ладонь и тутже эта ладонь размазала её по всей внутренней поверхности. Ощущал, как у Татьяны ходуном входила матка, сокращаясь с неописуемой силой и амплитудой. Ощущал, как немного раскрывшаяся шея целовала мою руку и чуть-чуть подсасывала. Нам в этот момент было так отлично, что мы не направляли на изготовленное внимания.

— Мишенька, Умничка ты моя! – отрадно гласила Таня. – Спасибо для тебя, родной! Никогда я так не кончала! Уууухххххх… …

С этими словами я вынул собственный член и руку из пизды. Спустя минут 5, Татьяна уже поднялась и, немного пошатываясь, пошла в ванную. Мы с неописуемым кайфом помылись и поласкались после бурного акта! Позже я пошел домой, а через три месяца (в марте) я вызнал, что Татьяна беременна и аборт делать не собирается. Я был вне себя от этой анонсы.