Роковая ночь

Категория: Экзекуция

Вечеринка прошла не очень успешно. Заместо того чтоб отдаваться веселью, мы посветили весь вечер дискуссии, серии злодеяний пронёсшимися в последние две недели по нашему району. Дискуссия разгоралась пропорционально выпитому спиртному.

Странноватые нападения на дам встряхнули всех присутствующих. Чувствуя, что моя голова начала становиться тяжелее, я стала собираться домой, не реагируя, на предложение 1-го из моих компаньонов проводить до дому. Настроение было на нуле, и слушать очередные признания не было ни какого желания.

Теплая ласкающая ночь, кутала мои плечи. Я брела прямо по проезжей части, держа свои босоножки в руках. Казалось, звёзды путаются в моих волосах, и ласкающий ветерок целовал мои обнажённые плечи.

Редчайшие в это время машины проскакивали мимо обдавая жарким вонючим духом.

— Женщина, вам далековато?

Около меня тормознула прекрасная машина, шофер, перегнувшись через сидение, открыл мне дверцу. Идти было ещё далековато, а шофер смотрелся, таким привлекательным, что я недолго думая, именовала адресок. Он предложил довезти меня, на что я с радостью согласилась. Всю дорогу он сыпал шуточками и гласил комплименты, моё нехорошее настроение испарилось как дым и, подъехав к моему дому, мы были уже неплохими друзьями.

— Может, выпьем по бокалу коньяку, предложил мой новый знакомый, — у меня лежит бутылочка в бардачке, — произнес он.

Потому что дома у меня никого не было, я с радостью согласилась, оставаться одной, почему-либо не хотелось. Войдя в дом, включив музыку, достав бокалы, мы расположились на диванчике перед журнальным столиком. Потягивая коньяк, мы болтали ни о чём, когда он, положив руку мне на бедро, придвинулся поближе. В 1-ый момент я удивилась, не зная как поступить, но уже в последующую минутку сбросила его руку, обложив трёх этажным матом.

Он отреагировал одномоментно, передо мной стоял уже не очаровательный юноша, а ожесточенный и собранный правонарушитель. Опрокинув меня на диванчик, он порвал мою блузу, сдёрнув с меня лифчик, он связал мне руки, а в рот затолкал остатки моей юбки. Я как могла сопротивлялась, пытаясь попасть ему меж ног коленкой, но несколько сильных пощечин стремительно сломили моё сопротивление. Волосы разметались, из глаз текли слёзы. Я пробовала прикрыться руками, но мой истязатель не позволял мне этого сделать, приговаривая, что он покажет мне, что такое реальный секс. И что я буду умолять его продолжить. Поставив меня на колени, он сдёрнул с меня последнюю преграду, тонкие нейлоновые трусики.

Размахнувшись он опустил свою ладонь на мои ягодицы, а позже ещё и пока еще моя попка не начала пылать. Я, вздрагивая, пробовала отползти в сторону, но он всякий раз грубым движением заставлял меня оставаться на месте. В конце концов он, по-видимому, утомился, и я уже возлагала надежды, что мои мучения кончились. Схватив меня за волосы и оставив стоять на коленях, но, повернув к для себя лицом, он выдернул из моего рта кляп, не успев вздохнуть, он затолкал мне в рот собственный фаллос и, фиксируя мою голову и приговаривая:

— Соси сука, — начал двигаться у меня во рту не давая даже вздохнуть.

— Ты не можешь сука, — зашипел он через некое время и резко развернул, ткнул меня лицом в диванчик и с размаху вошёл в мою попку.

От боли и унижения я попробовала закричать, но, почувствовав очередной удар, я закусила губки, в надежде, что пытка длительно не продлится. Но мой истязатель был неутомим, казалось, у него никогда не кончатся силы.

Всё моё тело было покрыто укусами и горело, я чувствовала его сперму и пот на всех частях моего тела, мне уже было всё равно и я даже не пошевелилась, когда он, в конце концов, бросил моё растерзанное тело в кресло. Я лежала, следя за ним через прикрытые веки, даже не пытаясь прикрыться. Выручил меня телефонный звонок, маньяк оборотился в сторону телефона оставив незащищенным собственный затылок и я, схватив недопитую коньячную бутылку с силой опустила её на ненавистную голову. Покачнувшись как в замедленной съемке он начал заваливаться на пол, из маленьких порезов струились тоненькие струйки крови. Подойдя поближе я увидела что он дышит, но, по-видимому, в глубочайшем обмороке. Перевернув журнальный столик я с трудом втащила его не очень то рослое тело меж ножками столика и, прикрутив его конечности к каждой ножки веревкой, которую я срезала с балкона. И только позже я взяла номер телефона и позвонила собственной подружке, кратко рассказав, что вышло.

— Не подходи к нему близко. Я на данный момент приеду, — произнесла она.

Усевшись на кресло после контрастного душа, завернувшись в возлюбленный халатик, я курила сигарету и, прихлебывая благоуханный чай, ожидала, когда же он придёт в себя.

Минут через пятнадцать раздался звонок в дверь. Моя подружка вошла и деловой походкой прошла сходу в комнату. Посмотрев на распятого парня. Хвалебно поцокала языком.

— Ментам не звонила? — спросила она.

Я негативно покачала головой.

— Отлично, — произнесла, она, — на данный момент мы его раз и навечно отучим насильничать, — подойдя к нему.

Она ткнула его носком собственных острых туфелек меж рёбер и полила ему на голову остатки минералки стоящей на столе. Он зашевелился.

— Из чего он для тебя кляп делал, — спросила она и, недослушав, произнесла, — у меня есть мысль лучше.

Недолго думая, она стянула с себя трусики и затолкала их не совершенно ещё пришедшему в себя насильнику в рот. Он с страхом смотрел как я понявшая идею подружки, достаю из шифоньера узкий кожаный плетённый ремешок.

— Начинай ты, — произнесла моя подружка.

И я поначалу неуверенно, а позже всё больше и больше входя во вкус начала покрывать его тело, маленькими жалящими ударами. Привязан, он был отменно и потому даже увернуться от ударов не мог. Его тело покрывалось рубцами, а я всё не могла остановится. В конце концов заскучавшая подружка, предложила мне идею перевязать его член и яичка резинкой и трахнуть его, но у меня не было желания ещё раз ощущать его член внутри себя и я отказалась. Тогда подружка произнесла, что сделает это сама, а меня он пускай вылизывает. Так длительно сколько, она его будет трахать, я без охоты согласилась. И она стала перетягивать его член и мошонку узкой резинкой. Член покраснел и налился кровью. Моя подружка, недолго думая, освободилась от остатков одежки и практически запрыгнула на его член и стала насаживать его на себя.

— Возьми его за волосы и сядь на лицо будет дёргаться лупи со всей силы.

Выдернув трусики я впечатала свою истерзанную промежность в его губки. К моему удивлению я ощутила как его шершавый жаркий язык всё резвее и резвее начал вылизывать меня и заходить всякий раз всё поглубже проникая по очереди то в анус, то во влагалище. Подружка совершенно усердием занималась его членом. Лоб насильника покрылся испариной, вытерпеть видимо сил уже не было. Я оборотилась лицом к моей подружке и следила, как она раз за разом получает оргазм, прикрыв глаза и откинув голову. Почувствовав приближения собственного оргазма я начала двигать собственной попой пытаясь получить вялый уже язык как можно поглубже и, в конце концов, со стоном ублажения я сползла с его лица.

Подружка моя встала с его члена, но, продолжая истязать его руками. Его тело содрогалось член посинел и подружка перерезала резинку. Сперма толчками вплёскивалась ему на животик. С лёгкими …всхлипыванием он прикрыл глаза.

— У него ещё непорченая спина, только развязывай осторожно.

Перевязав его таким макаром, что он оказался на коленях выставив вздрагивающий зад. На спину и зад опять посыпался град ударов. В то время как я его порола, моя подружка подставила ему свою промежность, сев перед его лицом обширно расставив ноги. Наказание длилось практически до рассвета. Сейчас он был покрыт нашими соками- спина, ноги, ягодицы, грудь были покрыты рубцами. Член больше не был похож на неукротимого монстра. А висел влажной истерзанной тряпкой. Насильнику, которого мы вывели, продолжая подгонять ремнём и натягивая как поводок верёвку, которая была одета ему на шейку и соединялась с затянутыми за спиной запястьями обнажённым на улицу. Довели до наиблежайшего сквера и, оставив его в одиночестве привязанным к дереву, с сознанием исполненного долга, направились, домой спать.