Записки проигравшего лидера

Категория: Экзекуция

Деяния происходят в измышленной стране, которой никогда и нигде не было. Главные герои и промежные лица, являются плодом воображения создателя – менее.

Моя игра похоже окончена.

Я не знаю кто и за что нас кинул, и почему так вышло. В любом случае сейчас это уже не принципиально. В последние часы жизни будет намного лучше поразмыслить о чем-нибудь другом либо попытаться выложить свои мысли на мятом клоке бумаги. Буду краток. На рассвете нас поведут на казнь. Нас – 10 человек из бывшего правительства, сейчас уже разрушенной и униженной страны.

Всю свою жизнь я провел в политической борьбе. Я пробовал, во что бы то ни стало привести свою небольшую страну к успеху и благоденствию. Мне не нужна была власть для собственного ублажения, я шел к власти ради собственного народа, ради справедливости. На моем пути всегда стояло огромное количество заморочек, огромных и не очень, но я всегда находил выход. Но вот сейчас, когда страна начала расцветать, когда моя политическая партия была на высоте правления и задавала верный курс, к нам пришли военные другой страны и затоптали в грязь все наши успехи и заслуги, а нас, управляющих, посадили в свои же собственные подвалы и пытали своими же орудиями пыток.

Все случилось трое суток вспять, когда наша страна заявила о для себя методом присвоения независимости. Я пару лет ожидал этого момента. Но окаянные войска очень сильной военизированной страны вторглись на нашу местность и разрушили все планы. Правительству той страны нерентабельно чтоб у нее под боком был сильный конкурент, и нас решили свергнуть, оставив на нашей земле разруху и хаос. Практически через несколько часов после вышеуказанного действия, к нам в город вторглись неприятельские дивизии и захватили все муниципальные учреждения. Все вышло так стремительно, что наша армия даже не успела мобилизоваться.

Мы проиграли эту войну с сухим счетом. Меня как фаворита страны, объявили правонарушителем и в прямом эфире на весь мир проявили как при захвате моего кабинета, бойцы грубо кладут меня лицом в пол и вытирают о мой костюмчик подошвы собственных сапог. Потом, в противоречии всем моральным принципам, демонстрировали функцию личного досмотра. Неприятельские офицеры в присутствии журналистов раздели меня до абсолютной наготы и устроили обыск моего тела, вдруг я прячу скрытые документы у себя в пятой точке. Потом мне сказали, что у меня нет никаких прав и что формально я уже уничтожен. Мои возражения просто не принимались, мне заткнули рот зазорным кляпом, надели наручники и, проведя по всей площади около городского совета, погрузили в грузовик, набросили мешок на голову и увезли.

Дом, где жила моя семья тогда еще не был захвачен и они с страхом следили за ужасной картиной из экрана телека. Через час я вызнал, что и до их добрались. Малышей совместно с прислугой посадили в отдельный транспорт и увезли в неведомом направлений, а молоденькую супругу, доставили в кутузку, где содержался я. Типо по их представлениям, моя супруга обладала некоторой информацией, которая посодействовала бы им добыть против меня подтверждения. Да и я и неприятельское управление понимало, что моя супруга не обладает схожей информацией, и даже если б обладала, это ничего бы не поменяло. Её привезли сюда для других целей. Позднее, если хватит бумаги, я расскажу вам, какое коварство они чинили над нашими облаченными в цепи телами, как унижали и лупили, как насиловали и издевались, как обыкновенные бойцы, даже не офицеры, по кругу насиловали её.

Моё короткое сообщение ориентировано до этого обычным и обыденным людям, посреди которых есть те, которые желают связаться с большой политикой. Я прошу их, сначала, хорошо поразмыслить, до того как заявлять о для себя как о революционере. Я ступил когда объявил себя таким, я просто выскочка который получил урок судьбы. Мне необходимо было делать все намного тише, не привлекая к для себя острого внимания, сделать огромное движение и потом продвигать идеи, но я поспешил. Сейчас сижу в полутемном подвале держу в руках карандашный огрызок, и в ожидании часа суда, пишу это последнее послание. Я не особо уверен, что оно до кого-либо дойдет, вероятнее всего, когда на рассвете меня поведут к стенке, сторожи отыщут эту бумажку и разорвут. А если вы все таки это читаете – означает либо попался хороший стражник, или в дело вмешался счастливый случай.

Вчера был последний денек моей политической борьбы, и он настал как ни удивительно не тогда когда моя страна была захвачена, а когда вышеуказанные бойцы и офицеры победившего режима засовывали мне и моим приспешникам в заднепроходное отверстие раскаленные железные прутки, на очах у наших жен.

«Победитель решает всё» — я удостоверился в правдоподобии этой цитаты на собственной шкуре. Когда всё наше правительство разрушили и нас, унизив, посадили по кутузкам, им оказалось этого не достаточно. Они в особенном порядке разыскали наших дам и привезли их в грузовиках в каких обычно возят скот, вывалив среди тюремного двора. Несколько боец поначалу выстроили их в одну шеренгу, отдали приказ раздеться, практически все дамы отрешались подчиняться и их избили резиновыми дубинками. Они ползали и умоляли боец не лупить их. В конечном итоге все дамы были раздеты и вновь построены в один ряд. Нас в это время содержали в камере, окна которой как раз выходили в этот злосчастный двор. Мы всё лицезрели, но не решались даже пискнуть опасаясь, что они увидят как смотрим, так как тогда они бы сообразили, что и нас точно так же унижали, тогда их вера в спасение была бы совсем подломлена. А нам – мужикам, этого не хотелось.

Мы, раскрыв рот, следили как наших жен избивают чужие мужчины и ничего не могли с этим поделать.

После чего их повели на допросы, а нас вывели на улицу, ровно в то же место где минутками ранее всё происходило. Там всем нам надели древесные колодки на шейки и железные оковы на ноги. Потом, устроили перекличку, сущность которой была унизить нас друг перед другом. Боец подходил к каждому из нас и придумывал кличку, к примеру «пёс», «чмошник», «пидрило» и т.д. Каждый запоминал это и при отсчете заместо 1-ый, 2-ой, выкрикивал свое новое прозвище. Мне как ни удивительно присвоили особенный титул – «раб-пораженец». Ну и на последок, конечно, была общественная порка, к которой военные подошли с особенным энтузиазмом, подвесив нас на кране к верх ногами и позвав жен. Вот об этом моменте, я не желаю говорить, так как сказать, что я ощущал унижение – означает, ничего не сказать! Нас лупили, а мы орали, орали, так как боль была нестерпимой, наши тела покрылись ранами, и по ним текла кровь. Военные не щадили нас, лупили даже по лицу и по половым органам, в издевку перед нашими дамами которые со связанными руками стояли оборванцем в грязищи и смотрели на это. После нас отвязали и поставили на колени в ту же грязь. Один боец решил, что раны на нашем теле будет лучше обработать мочой, не то произойдет инфецирование! И они достав свои члены мочились на нас… Это унижение остается со мной сейчас навечно.

Лицо того бойца который проливал на меня свои струи изображало полное наслаждение, позже я сообразил почему. Он наклонился ко мне и сказал, что моя супруга классная поебушка и он уже успел опробовать её. Потом пнул меня ногой по яичкам.

В подвале нас засадили в одиночные камеры и побрили на лысо. А от управления победившей страны пришел приказ – наделить каждого из нас зазорным клеймом до того как пустить в отход. Мое тело прижгли металлическим прутком с надписью – «ВЕЧНЫЙ РАБ». До нынешней ночи, я еще возлагал надежды, что вершина фаворитов свяжется с нами и мне получится хоть как то сделать лучше свое положение, но они даже не захотели присылать к нам собственных генералов, сказав, что мы сейчас никто и растрачивать свое время на дискуссии с пораженцами они не хотят, у их есть дела по важнее. К примеру: устанавливать новый порядок на нашей земле и иметь наших дам под гимн собственной страны. Вобщем, таковой финал был очевиден, если б мы захватили их страну, мы бы поступили точно так же…

Мне настолько не мало охото поведать, но к огорчению бумага скоро окончиться, а сторож в всякую секунду погасит свет. Буду писать, сколько успею.

Я вел свою страну и собственный люд к достойной жизни и благам, а привел к бедности и унижению. Я отлично осознаю, что новое правительство будет делать с нашими городками, с нашими селами, с домами и их жителями, я осознаю, что придется пережить этим людям и прощу у их прощения, за то, что не сумел их защитить. Хотя мое прощение не заслуживает ничего по сопоставлению с тем, что предстоит почувствовать моим людям. Я обрек их на долгие мучения и унижения перед захватчиками. Меня скоро казнят, мою молодую супругу может быть пригреет какой-либо прыщавый солдатик и будет она ему рабыней и служанкой до конца жизни. Он лишит её имени, дав какую-нибудь унизительную кличку и будет каждый денек издеваться над ней, а она станет безропотно подносить ему пищу по утрам, и мыть пол в его доме. Он станет её владельцем, а она будет проклинать меня за такую жизнь. Я знаю это… но сейчас уже ничего не поменять. Моя судьба в руках того самого прыщавого солдатика, который еще не кончил меня.

Я снова повторю цитату – «Победитель решает всё».

У меня было двое дочерей, одной шестнадцать, другой восемнадцать, и я только не так давно вызнал, что они сейчас стали наложницами. Прислугу из моего дома расстреляли практически сходу, а их увезли в особый воспитательный лагерь, где им поначалу помоют мозги, потом превратят в послушливых рабынь для нового порядка. И я, как досадно бы это не звучало, сейчас согласен даже на это, лишь бы не убивали. Хотя жизнь в плену, навряд ли можно именовать жизнью. И отлично, что у меня дочери, могли быть сыновья, их бы сходу оскопили и на всю жизнь выслали на лесоповал. Конкретно так поступили с отпрыском моего соратника. А вообщем процедура кастрации с незапамятных времен числилась актом наивысшего унижения над побежденными войнами. И до сего времени удивительно, почему нас еще не лишили мужского плюсы?

Победителям я желаю сказать вот что. Я только сейчас понял свою ошибку, я готов отрешиться от собственных мыслях и пройти воспитательный курс в ваших лагерях. Я знаю как неплохи ваши учреждения которые перевоспитывают таких как я, наша разведка докладывала о способах используемых там. Мне очень унизительно об этом гласить, тем паче просить, но все таки – не убивайте меня! Сжальтесь! Я готов вытерпеть любые лишения… Только пощадите. Я бы произнес почти все, но нет бума………

P.S «От охранника».

Я отыскал этот клочек бумаги на полу в камере где содержался пленный, сходу после того как его увели на казнь. Я прочел, и мне стало интересно. А через некое время я выложил это сюда, чтоб люди лицезрели, до чего доводит рвение к власти.

Субъект, который написал этот текст, был безжалостно унижен, потом казнен, его сподвижников поняла та же учитывать. Они все были посажены на кол, потом сняты и повешены. Их жен, про которых этот ублюдок так длительно здесь распинался, мы имели всем взводом, в различных позах, девчонки оказались неплохи. А его супругу, я лично взял на перевоспитание, как и пророчил сей чмошник, она сейчас мой трофей. Время от времени, после того как я поимею её как надо, она звучно в слух читает послание собственного казненного супруга, поверьте — это так голубит слух…

От создателя:

Не так давно, в камере, где содержалась супруга данного человека, были найдены некие клочки бумаг, которые являются – «Записками супруги проигравшего лидера». Там она ведает, о том, что происходило в последние деньки жизни её супруга, но уже от её лица. Если вам любопытно, то пишите на мой электрический адресок, и я опубликую их. С почтением Eric -)